О дисциплинах казачьих боевых искусств (А.Яровой).

Зяблов Елисей на Шермициях с Старочеркасске 2009г.

Известное мнение исследователей донской культуры о том, что донские казаки суть природные воины, ни у кого не вызывает сомнения. Вся культура донского казачества проникнуто воинским ремеслом, обычаями и обрядами связанными с войной и воинской службой. Для характеристики этого военно-культурного комплекса можно использовать словосочетание воинская культура, которая никогда не являлась закрытой системой, вбирала в себя все лучшее, что было у врагов казачества, а некоторые приемы ведения войны настолько тесно были связаны с образом жизни и бытом казачества, что от них оно никогда не отказывалось.
Что же составляло особенности воинского искусства донского казачества?

Во-первых, это были традиционные рукопашные состязания, восходящие своими корнями к всаднической культуре и родовым мужским инициациям. К ним можно отнести борьбу «на ломка», борьбу вольную, кулачный бой, происходящий или в коллективной форме или в форме единоборства. Инициативные элементы содержались в различных играх казачат, обычаях лагерей для казаков и проч.
Во-вторых, это были коллективные тактические умения и навыки, порожденные условиями степной войны («лава», «карусель», «завеса», «вентерь»), к ним вплотную примыкает умение вести индивидуальный бой верхом во время перепалок, джигитовать на коне, рубить и колоть противника с коня.
В-третьих, огромное влияние на формирование ратных умений казачества оказала регламентация вышеуказанных форм казачьими уставами, созданными на основе как казачьего, так и кавалерийского боя русскими и европейскими армиями. В практику казачьей подготовки были введены типовые элементы рубки и фехтования, которые облегчали обучение молодых казаков.
В-четвертых, важную роль при освоении и передачи военных навыков играли станичные «домашние» игры, на которых умения владения оружием и конем передавались стариками молодежи, а также не последнюю роль играли праздничные шермиции, когда освоенные умения и навыки демонстрировались казаками на станичных гуляниях и игрищах, в составе гулебных команд.
В-пятых, воинские умения и навыки были неотделимы от традиционного быта народа. Гульбище, как коллективная облавная охота или индивидуальная охота, сопровождаемая «засидами», стрельбой на скорость и меткость, установка ловушек для зверя, охота в плавнях, рыболовство на реке и море, пастьба животных, объезд коней вырабатывали у казака необходимые навыки умелого воина, способного действовать на море, реке, в лесу и степной местности.
В качестве еще одной особенности освоения воинской культуры, следует отметить роль завещательности в среде донского казачества. Навыки работы с оружием передавались от поколения к поколению, чаще от деда к внуку.
Вопросов всегда несколько… Было ли у казачества свое боевое искусство? Проводились ли у казаков соревнования по каким-либо видам спорта? Было ли у казаков фехтование на шашках? Фехтовали ли они на пиках и штыках?
Традиционная культура не знала специального тренинга. Постоянный физический труд, игры, праздничные обряды составляли основу для подготовки воина. Однако по мере того, как казачество превращалось в служилое сословие царской России, возникла необходимость в подготовке не просто природных воинов, но воинов знающих особенности армейской службы. Для реализации этого в станицах возникли «домашние игры», а на большие праздники проводились «примерные шермиции». Генетически эти явления восходили к инициативной практике, с ее «мужскими домами» и союзами воинов, с изоляцией посвящаемых в опыт племени в лагерях, с испытаниями их на воинское достоинство. Собственно «по обычаю раз в год устраивали смотр молодежи с гимнастическими упражнениями» (1838 г) Атаман М.Г. Власов для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах приказывал устраивать различные упражнения (к его приезду) и учредить различные призы: как то, хорошее оружие, седла и другие воинские принадлежности, что было немаловажно для собирающегося самостоятельно на службу казаку. То есть, мы обнаруживаем два процесса институализации казачьего боевого искусства (будем называть это так) – один традиционный, восходящий к тому времени, когда «одна мысль занимала донца: оружие, слава и добыча», война была его стихией, его радостью. И второй путь, по мере того как служба государева становилась главным определяющим видом деятельности.
Имело ли место наравне с общественным воспитанием и родовое? Передавались ли какие-то особенности владения оружием, кулаком, конем в семье? Естественно. И у кого может возникнуть сомнение в том, что дед учил внука как себя вести в бою, с конем, с шашкой – об этом также писали много и Сухоруков и Номикосов. «В длинные зимние ночи, среди чистой и распещренной оружием комнаты, семья казака сидит за работою… Тут указывает он внукам заслуженные им знак Георгиевского ордена и медали, хранящиеся за божницею… Мысль о делах военных есть мысль любимая у казаков. Объясняет юношам как строятся и движутся полки казачьи в баталиях, как учреждаются посты, как делаются разъезды, как ходят партии для открытия неприятия. Самое воспитание здесь детей некоторым образом особое. Можно сказать, что вместе с материнским молоком и с воздухом родины всасывает он качества необходимые воину: крепость и проворство в теле, живость и смелость в духе… По обычаю казачки подвергают детей влияниям всех воздушных перемен, дают пищу без соблюдения меры, без различия во вкусе и питательности, оставляют одних дома и среди поля. С младенчества в забаву приучает отец сына к лошади…»
Традиционная культура не знала специального тренинга. Постоянный физический труд, игры, праздничные обряды составляли основу для подготовки воина. Однако по мере того, как казачество превращалось в служилое сословие царской России, возникла необходимость в подготовке не просто природных воинов, но воинов знающих особенности армейской службы. Для реализации этого в станицах возникли «домашние игры», а на большие праздники проводились «примерные шермиции». Генетически эти явления восходили к инициативной практике, с ее «мужскими домами» и союзами воинов, с изоляцией посвящаемых в опыт племени в лагерях, с испытаниями их на воинское достоинство. Собственно «по обычаю раз в год устраивали смотр молодежи с гимнастическими упражнениями» (1838 г) Атаман М.Г. Власов для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах приказывал устраивать различные упражнения (к его приезду) и учредить различные призы: как то, хорошее оружие, седла и другие воинские принадлежности, что было немаловажно для собирающегося самостоятельно на службу казаку. То есть, мы обнаруживаем два процесса институализации казачьего боевого искусства – один традиционный, восходящий к тому времени, когда «одна мысль занимала донца: оружие, слава и добыча», война была его стихией, его радостью. И второй путь, по мере того как служба государева становилась главным определяющим видом деятельности. Ритуализированные формы войны отражаются в детских играх. «Домашние игры» с казачатами и молодежью проводились в каждой станице (рис. 1).

Рис. 1. Казачьи домашние игры

Процессы становления донского казачества связаны, прежде всего, с воспитанием подрастающего поколения, физически сильного и нравственно здорового, что ставит во главу угла проблему возрождения казачьих традиционных игр, как основы для формирования этнической идентичности, создания особого национального вида спорта, включающего в себя различные элементы воинской культуры казачества. Основные дисциплины казачьего боевого искусства могут быть использованы в качестве комплексной подготовки молодежи к несению службы в армии.
Казачье боевое искусство существовало в нескольких видах, которые зависели от способа ведения боевых действий казаками. В степи это был конный и пеший бой, при защите укреплений и взятии городов – пеший бой, на море – при абордажных боях также пеший бой. Есть мнение, что казаки гораздо раньше освоили флотоводческое искусство, чем конное. Захваты вражеских кораблей с куда более многочисленными командами, чем на казачьих судах, не могли осуществляться без очень умелого, жестокого абордажного боя, непрерывного руководства абордажем, использования орудий (фальконетов) и, естественно, без мастерского применения абордажного оружия. Один из современников свидетельствовал, что в использовании оружия казаки были «тако искусны, яко наилучший польский гусарин и немецкий рейтарин примерен к ним быть не может» (рис. 2).
Исходя из современных реалий существования казачества в урбанизированных условиях нами предлагаются четыре дисциплины составляющие казачье боевое искусство. Это фланкировка шашкой (джигитка), рубка лозы шашкой, а также фехтование на шашках и пиках. Чтобы заполнить нишу рукопашных состязаний В.А. Ерашовым предлагается казбой, явление современное и спортивное, но рядом с которым всегда существует база кулачного боя, донской борьбы в нескольких видах.

Рис. 2. Отработка приемов фехтования казаками

Фланкировка шашкой восходит своими корнями к танцу с оружием, который являлся неотъемлемой часть воинской культуры. Традиционные народные танцы являлись своеобразными канонами, сохранявшими воинские технические навыки и тактические приемы предков. Объединяя движения, разнообразные по сложности, манере и скорости выполнения и организуя их на основе различных ритмов, танцы превосходили любые разрозненные упражнения. Они более экономны, в смысле траты времени и энергии, чем правильно организованный тренировочный процесс. Они успешно развивают те качества, которые нужны любому воину – ловкость, координацию движения, ориентацию в пространстве, выносливость, чувство ритма, чувство родства и единения воинской общины. По замечанию С. Лисициан «военные пляски плясали не только воины и войсковые части. Плясал их и народ, провожая своих воинов на войну, встречая их, празднуя победу, либо оплакивая поражение… Старшее поколение не могло не заметить оздоровляющего и укрепляющего действия военных плясок на здоровье молодежи, на развитие в них физической ловкости, гармоничности и легкости движений. Понятно, что при всей их исконной священности и культовости, военные пляски, состязания и игры стали выполнять немаловажную роль в деле физического воспитания молодежи». Танец с оружием является промежуточной стадией между танцем и фехтованием, что вызвало важность использования танцев при обучении фехтованию (рис. 3).

Рис. 3. Фехтование у донских казаков

Рубка лозы всегда являлось традиционным развлечением в среде казаков, при этом рубка в пешем строе предшествовала рубке на коне. Рубили не только лозу, но и различные предметы и материалы. При этом рубили детьми, мальцами, молодиками, стариками – от камыша, «кущерей», до дров и молодых деревьев.
Фехтование у казаков начала ХХ века было представлено обучением согласно европейским стандартам, хотя более адаптированное. Правда, у интересующихся обывателей возникает вопрос, а вообще-то фехтовали или нет казаки? Были ли фехтовальные поединки между казаками, как, например, у хевсур? Связаны ли были эти поединки с традиционной культурой, и как?
Такого фехтования, которое можно было бы назвать народным какое мы видим, например, у хевсуров, у казаков не было. Так как, в отличие от последних их военная служба регламентировалась Уставом, а Устав содержал в себе фехтовальные элементы (одиночное фехтование и вольный бой) основанные по подобию европейского фехтование. Любопытен факт вызова на дуэль тогда еще будущим атаманом А.К. Денисовым генерала Багратиона, где Денисов предлагал драться любым холодным оружием, кроме шпаги, которую он не разумел. То что казаки-офицеры умели фехтовать сомнений не вызывает. Использовали ли простые казаки фехтовальные поединки в повседневной практике? В «домашних играх» для обучения молодежи – да, судя по фотографиям могли поразмяться и служилые казаки. Не было спортивных поединков? Тогда не было, и быть, кажется, не могло. Понятия дуэлей рядового состава не касалось, для этого есть кулаки. Тогда почему мы так настойчиво проповедуем фехтование в качестве традиции? Рубите себе и ладно. На мой взгляд, и думаю не только на мой, владение шашкой только как рубящим предметом, созданным исключительно конной атакой, не полно, без фехтования. Особенности такого фехтования естественно имеются (а шашкой фехтовали): это отсутствие гарды. Но предметами без гарды фехтуют, от Франции до России и никто на это не жалуется (палочный бой и бой тростью). Это связано с навыком работы. Заверяю вас, что руки рубятся по тому, что плохо поставлена защита кисти, это же надо наработать и отработать.
Поэтому три дисциплины связанные с шашкой мы включили в боевое искусство казаков: джигитка, фехтование, рубка. Все они имели место быть в традиционной культуре казачества. Ведь фехтование в своем боевом виде отличается от спортивного боя, поединок скоротечен, а казаки имели огромный опыт абордажных боев, осад, которые навык владения клинком выработал.
Казаки фехтовали – тому подтверждение не только казачий устав, или фотодокументы, но и записи разного, в том числе этнографического характера. Исторические особенности развития казачества вначале как отдельный народ, затем в рамках сословия империи, оказали влияние и на его искусство, которое к началу 20 века было утилитарно и прагматично, особенно то что касалось холодного оружия. Подчинение быта вначале войне, а затем военной службе не позволили оторваться игре с оружием в спортивный досуг. Так как этот досуг был, в свою очередь, подчинен армейской службе, где у казаков (разного состава) была возможность поупражняться в фехтовании и поучаствовать в специально организованных для этого состязаниях, например, вольный бой по уставу (то есть эта область была довольно регламентирована). Однако известны случаи, когда отставники учили казачат и молодиков приемам фехтования, а среди детских игр мы обнаруживаем любопытные, например, игру «в шашки» (н-р, Цимлянского района), которая заключалась в сражениях казачат между собой легкими деревянными прутами, по форме напоминающие шашки, по специальным правилам. Опять же, по станицам служивые казаки могли позволить себе пофехтовать на шашках в явно игровой манере. Связь оружия с традиционной культурой Дона несомненна. От зачатия ребенка (шашку клали под кровать), инициации (шашку цепляли на казачонка), свадьба (под шашками проходили молодые), похороны (шашку клали на гроб, прибивали на крышку гроба, могли положить в гроб), пику втыкали в могилу и проч. Это только семейная обрядность. То же можно отметить и в общинной, где «домашние игры», шермиции по праздникам являлись неотъемлемой частью праздничной и воспитательной культуры казаков. Шермиции это упражнения с оружием и шашкой и пикой, с которым на примерных боях казаки бросались друг на друга, как в конном так и пешем виде.
В данной работе мы не касаемся конного дела, полагая что данный ракурс освещен достаточно хорошо в других работах.

2 responses to “О дисциплинах казачьих боевых искусств (А.Яровой).

  1. Здорово дневали! Подскажите пожалуйста. Знаете ли что о формировании малых групп у казаков для выполнения боевых задач, может быть бытовых. Или в ходе обучения казачат. Чем руководствовались, создавая эти группы (методика, профилирование). Очень нужно.

    • Уточни вопрос — что для тебя малые группы? Не глядя в лаве были тройки — один старый и два молодика на подхвате, если крупнее надоть подумать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s