Издана новая монография Андрея Ярового.

Обложка новой монографии А.Ярового

Монография «Воинская культура казачества: символическое пространство и ритуал» представляет собой исследование, посвященное состязательной культуре казачества Дикого поля. Рассматриваются особенности казачьей воинской культуры, ее социокультурные основания, обрядовые практики агонального характера. В работе исследуется культурный ландшафт Дикого поля, символические поля мужского пространства, а также вопросы, связанные с трансляцией культурного кода и формированием особого типа личности, носителя агональных ценностей.

Предназначена для ученых, преподавателей, студентов и всех, кто интересуется особенностями философии, культурологии и этнологии агональных (воинских) культур.

Заказать книгу наложенным платежом можно по адресу zadonshina@yandex.ru

Введение

Изучение традиционной культуры через раскрытие основных черт функционирующих в ней институтов является важной проблемой различных общественных дисциплин, так или иначе связанных с культурологией. Традиционные институты создавали, осваивали и передавали образцы поведения от одного поколения к другому, сосредотачивая в себе квинтэссенцию традиции. На основе их деятельности формировалась этническая картина мира, происходило маркирование пространства и времени, формировалась идентичность индивида. Механизмы трансляции и сохранения опыта, механизмы, на основе которых строится человеческая личность, всегда являлись важным предметом рассмотрения науки.

Представляется важным отметить и тот факт, что рассмотрение подобных механизмов и институтов в традиционном воинском обществе, каким всегда являлось казачество, далеко от своего завершения. Обычаи и обряды, социальные структуры, правовое положение, исторические этапы, аспекты духовной и материальной культуры казачества становились предметами рассмотрения множества исследователей, были получены интересные и важные результаты для характеристики казачества как сложного социально-культурного и этнического механизма. Данное исследование предлагает взгляд на казачью культуру Дикого поля с позиций агонистики, полагающей наличие в мировой истории таких культур, чье существование связано с активным самоутверждением в противоречивом и враждебном мире. Такое существование связано с воспитание духа воинственности, готового к противоборству, духа агонального (состязательного) характера. Рассмотрение институтов воспитывающих и поддерживающих стремление к самоутверждению и состязательности, предполагает экспликацию не только культурологических проблем исторических сообществ воинов, но и обращение внимание на практическую сторону данного явления. На объяснение современной сложной политической и социальной ситуации на юге России, на проблему идентичности и укорененности в ценностной системе предыдущих поколений.

Под воинской культурой обычно понимают материальные и духовные аспекты человеческой деятельности связанные с войной и военным делом. Казачество в силу своего геополитического расположения между православным и исламским миром, в силу причастности к морскому и степному открытым пространствам, выработала в течении длительного военного времени особую воинскую культуру, которая являлась основным признаком собственно всей казачьей культуры. Война и военная служба становилась традиционным занятием казаков, а после вхождения их в состав Российской империи и оформления в сословной структуре российского общества, становится доминирующим.

Частое чередование в истории народов времени войны и времени мира является для культуры фактором способствующим образованию особого слоя воинов, который выступает условием стабильного существования любого политического устройства. В условиях постоянных военных столкновений, когда время мира суживается до кратких передышек между схватками, когда само существование народа превращается в борьбу за выживание, происходит преображение всего культурного комплекса – время войны и время мира меняются местами. Война становится делом обыкновенным и занимает доминирующее положение в жизни общества, все стороны жизни, образ мышления, картина мира строятся вокруг военного дела.

В таких условиях образуются культуры, которые выглядят парадоксально на фоне современного осмысления культуры с позиций экономического или политического детерминизма.

Это культуры воинского типа, которые следует отличать от культур военного типа. В чем же различие? Кажется, что нет особой разницы между воином и солдатом, и первый и второй занимаются военным делом, у них высокий уровень профессионализма, даже состояние мира они используют для тренировки к предстоящим сражениям, однако, у них различные картины мира, они социализировались различными путями, у них разное отношение к войне и миру.

Народ, живущий в состоянии частых боевых действий, создает институты, мобилизующие все его усилия для выживания в сложных условиях. Война и военное дело становятся тем образом жизни, который вырабатывает стереотипы поведения, картину миру, манеру одеваться, различные обычаи и обряды. Показательным видится и то, что все мобилизационные институты, будь то народное собрание или военизированная община, при кажущемся коллективизме и сплоченности демонстрируют дух состязательности, чувство первенства, доблести и отваги, которые и выступают основными добродетелями рыцарственности такого народа. Картина мира сформированная такими отношениями зиждется на твердом фундаменте культурной памяти, которая будучи сформирована в референциальных рамках сотязательности, концентрируется культурные символы вокруг мест сражений, ристалищ и споров.

Война и мир сосуществуют в диалектическом единстве и противоположности, они, по мысли Х. Хофмайстера, выражают «тот внутренний разрыв, который определяет человека в его человечности», который усиливается в стихийных феноменах войны и мира. В этом разрыве находит свое воплощение агон, как состязание, борьба между соперниками-антагонистами. Агон как вражда, помещаемая в рамки культуры, своего рода канализированная энергия человеческого естества, он очерчивает пространство культуры, которое можно обозначить как «spatium militaris» – воинское пространство. В нем состязание существует в виде игры или войны, оно материализовано в различные предметы культурного и природного содержания, здесь оно выступает частью культурного ландшафта, образуя особое пространство культуры. Это пространство явно имеет свою структуру, материальное и духовное выражение. Но что все это без самого носителя состязательности? Значит, актуально и само воплощение агона, его активный носитель Homo belicosus – человек воинственный. И здесь важно все: ценностные установки и нормы поведения, технологический и социальный срезы культурного кода, который явно выражен в ритуальных практиках, закреплен в традициях, и передается из поколения в поколения.

Если понимать под spatium militaris пространство агона, воплощенного в различные воинские культуры, то исследование культуры такого типа в его сущностном, генетическом, функциональном планах представляется важным и необходимым.

Актуальным представляется и выбор географических границ агональной культуры, в которых удобно проследить структуру, динамику, механизмы трансмиссии. Такой выбор придает работе не только философский, но и конкретный, культурологический аспект.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Глава 1. Основные понятия и методы исследования.
§1. Воинская культура в свете агонистики.
§2 Воинская культура как символическое пространство.
§3. К проблеме трансляции культурных образцов.
§4. Методологические основания исследования воинской культуры.
Глава 2. Носители воинского начала в казачьей культуре.
§ 1. Казачьи мужские объединения: структура, функции, атрибуты.
§ 2. Календарные функции казачьих мужских объединений.
§ 3. Война: поход и бой.
§ 4. Возвращение и смерть героя.
Глава 3. Культурный ландшафт воинского пространства.
§ 1. «Дикое поле» как культурный ландшафт.
§ 2. «Дикое поле» и культурные контакты.
§ 3. «Месторазвитие» и ритуал.
§ 4. Символические центры воинского пространства.
Глава 4. Символическое поле воинского ритуала.
§ 1. Символические формы состязательного пространства.
§ 2. Синтезирующая функция ритуала.
§ 3. Генезис воинского пространства.
§ 4. Сущность ритуальной практики в воинском пространстве.
Глава 5. Трансляция культурного кода в воинском пространстве.
§ 1. Агонистика и социализация в казачьей культуре.
§ 2. Формирование Homo belicosus.
§ 3. Ритуальная практика и гендерный стереотип.
§ 4. Вхождение в воинское пространство.
Заключение.
Библиография.
Список сокращений.
Приложения.
Иллюстрации.

Монография выпущена издательством НМЦ «Логос», г. Ростов-на-Дону.
Рецензенты — доктор философских наук, профессор Радовель М.Р., кандидат исторических наук, доцент Черницын С.В.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s