Сенсационное решение суда по волгоградской казачьей НКА.

Решение суда по волгоградской казачьей НКА

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
Именем Российской Федерации
г. Волгоград Дело № 3-27/2011
РЕШЕНИЕ

Волгоградский областной суд в составе

судьи Кубасова И. Г.
при секретаре Якуниной А. О.

рассмотрев в открытом судебном заседании 1 августа 2011 года гражданское дело по исковому заявлению Управления Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области», назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и установлении порядка и сроков ликвидации,

установил:

Управление Министерства юстиции РФ по Волгоградской области обратилось в суд с заявлением о ликвидации Общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области», созданного в форме общественного объединения, в связи с неоднократными и грубыми нарушениями действующего законодательства Российской Федерации; неисполнением в срок, установленный федеральным органом исполнительной власти, требований, изложенных в Предупреждении № 03-13/7232 от 09.10.2009 г. и № 01-13/2477 от 12.03.2010 г.
В судебном заседании представитель Управления Министерства юстиции РФ по Волгоградской области Мантула И.В. требования поддержал в полном объеме и просил их удовлетворить.
Представители общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» Кузнецов В.Ф. и Таболаев А.Е. с предъявленными требованиями не согласились и просили в их удовлетворении отказать, пояснив, что региональное общественное объединение создано для целей сохранения и развития своей культурно-национальной самобытности, защиты, восстановления и сохранения исконной культурно-исторической среды обитания в соответствии с действующим законодательством. Общественное объединение «РНКА казаков Волгоградской области» согласно п . 1.1 Устава создано как форма национально-культурного самоопределения и объединяет граждан РФ, проживающих в Волгоградской области, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения и обогащения исторического и культурного наследия, сохранения национальных традиций и обычаев, возрождения и развития художественных промыслов и ремёсел.
Казаки представляют собой этническую общность, обладающую культурной спецификой, находятся на территории Волгоградской области в ситуации национального меньшинства и с учетом положений Федерального закона РФ от 17 июня 1996г. за № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» обладают правом на создание национально-культурной автономии.
С учетом указанного, требования и предписания Управления Министерства юстиции РФ по Волгоградской области о переименовании, преобразовании общественного объединения в казачье общество представители ответчика считают незаконными, поскольку цели, задачи и порядок организации общества не противоречат закону.

Выслушав объяснения представителей Управления Министерства юстиции РФ по Волгоградской области, общественного объединения «РНКА казаков Волгоградской области», исследовав материалы дела, заслушав судебные прения, Волгоградский областной суд находит заявление необоснованным и не подлежащим удовлетворению, исходя из следующих обстоятельств.
В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГК РФ юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае осуществления деятельности с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.
Пунктом 5 ст. 38 Федерального закона от 19.05.1995 г. «Об общественных объединениях» определено, что в случае выявления нарушения общественными объединениями Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации или совершения ими действий, противоречащих их уставным целям, органом, принимающим решения о государственной регистрации общественных объединений, может быть вынесено руководящим органам данных объединений письменное предупреждение с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения и срока устранения указанного нарушения, который составляет не менее одного месяца. Предупреждение, вынесенное органом, принимающим решения о государственной регистрации общественных объединений, может быть обжаловано общественными объединениями в вышестоящий орган или в суд.

Согласно Закону РСФСР от 26.04.1991г. № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» и Указу Президента Российской Федерации от 15 июня 1992г. № 632 «О мерах по реализации закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества» казачество определено как исторически сложившаяся культурно-этническая общность людей.
В соответствии со ст.20 «Основ законодательства Российской Федерации о культуре» (утв. ВС РФ 09.10.1992г.) (ред. От 21.12.2009г.) народы и иные этнические общности в Российской Федерации имеют право на сохранение и развитие своей культурно-национальной самобытности, защиту, восстановление и сохранение исконной культурно-исторической среды обитания.
Статья 21 (право на культурно-национальную автономию) указанных Основ предусматривает, что Российская Федерация гарантирует право всем этническим общностям, компактно проживающим вне национально-государственных образований или не имеющим своей государственности на культурно-национальную автономию.
Культурно-национальная автономия означает право указанных этнических общностей на свободную реализацию своей культурной самобытности посредством создания на основании волеизъявления населения или по инициативе отдельных граждан национальных культурных центров, национальных обществ и землячеств.
В соответствии со ст. 1 Федерального закона РФ «О национально-культурной автономии» от 17 июня 1996г. № 74-ФЗ, национально-культурная автономия в Российской Федерации — это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.
Статьёй 2 данного Закона предусмотрено, что национально-культурная автономия основывается на принципах: свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности; самоорганизации и самоуправления; многообразия форм внутренней организации национально-культурной автономий; сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой; уважение языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей; законности.
Вышеназванное общественное объединение зарегистрировано 31 января 2000г. Управлением юстиции администрации Волгоградской области, ему выдано свидетельство о регистрации № 2641 и 8 января 2003г. внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц.
09 октября 2009г. и 12 марта 2010г. Управлением Министерства юстиции РФ по Волгоградской области вынесены предупреждения общественному объединению «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» с требованием провести общее собрание о реорганизации национально-культурной автономии в казачье общество, либо о внесении изменений в Устав в связи со сменой наименования.
В обоснование своих требований о ликвидации Общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» истец привёл доводы о нарушении ответчиком положений пункта 2 ст.61 ГК РФ и части 1 статьи 44 Федерального закона от 19.05.1995г. «Об общественных объединениях», в силу которых неоднократные или грубые нарушения общественным объединением Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов могут являться основанием для ликвидации общественного объединения. При этом, под неоднократным и грубым нарушением федеральных законов и иных нормативных актов истец указывал на нежелание общественного объединения исключить из своего наименования термин «национально-культурная автономия» или реорганизовать национально-культурную автономию в казачье общество в соответствии с правилами, установленными в Федеральном законе от 05.12.2005 № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества».
Вместе с тем, в соответствии с ч.1 ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Управлением Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области суду не представлено достоверных доказательств, свидетельствующих о нарушении общественным объединением Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов, которые могли бы повлечь за собой прекращение деятельности данного общества в судебном порядке.
Так, согласно статье 30 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.
В соответствии с частью 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их общественные объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.
Обязанность соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы деятельности общественного объединения, а также нормы, предусмотренные его уставом и иными учредительными документами, предусмотрены и статьей 29 Федерального закона «Об общественных объединениях».
В соответствии с абзацем 3 части первой статьи 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» основанием для ликвидации общественного объединения являются неоднократные или грубые нарушения общественным объединением Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов или иных нормативных правовых актов либо систематическое осуществление общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям.
В силу пункта 2 статьи 61 ГК Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2003 года № 14-П по делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что отсутствие в пункте 2 статьи 61 ГК Российской Федерации конкретного перечня положений, нарушение которых может привести к ликвидации юридического лица, то есть его прекращению без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства, не означает, что данная санкция может применяться по одному лишь формальному основанию — в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых актов. Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, оспариваемая норма предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить суду — с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, -принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.

Таким образом, исходя из конституционно-правового смысла указанных норм, юридическое лицо, в том числе общественное объединение, нельзя ликвидировать лишь по формальному признаку неоднократности нарушений требований закона даже при условии их доказанности.
Характер допущенных юридическим лицом нарушений, а также вызванные ими последствия должны быть настолько существенными и неустранимыми, чтобы восстановление законности было возможно только путем его ликвидации.
Ликвидация юридического лица как мера реагирования на нарушения действующего законодательства должна применяться в соответствии с общеправовыми принципами юридической ответственности и быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям.
Отказывая в удовлетворении заявления Управления, суд исходит из того, что в деятельности общественной организации «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» какие-либо нарушения норм действующего законодательства место не имели, поскольку в соответствии с заключением экспертизы № 235/2011 от 01.06.2011 года, произведенной кандидатом исторических наук по специальности «этнология» Степановым В. В. (ООО «Этноконсалтинг», г. Москва), казаки и казачество относятся к этнической общности, обладающей культурной спецификой, которая также является частью этнической общности русского народа. В отношении казаков и казачества допустимо употребление термина «национально-культурное самоопределение». В отношение казаков и казачества как этнической общности может быть применим термин этническое/национальное меньшинство, так как культура казачества не является доминирующей в регионах с их компактным расселением. Современные казаки как этнокультурная общность на территории Волгоградской области находятся в ситуации этнического/национального меньшинства. Как в целом по России, так и в отдельных субъектах федерации на исторических территориях распространения казачества в отношении казаков и казачества допустимо употребление терминов «сохранение самобытности, развитие языка, образования, национальной культуры» (л.д. 192-208).
При этом, сам характер и последствия якобы допущенных нарушений, указанных в Предупреждениях № 03-13/7232 от 09.10.2009 г. и № 01-13/2477 от 12.03.2010 г., не могли являться достаточным основанием для ликвидации этой общественной организации.
Кроме того, при вынесении решения об отказе в удовлетворении заявленных требований суд исходит из следующей правовой позиции.

Так, в соответствии со статьей 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней № 3 от 6 мая 1963 года, № 5 от 20 января 1966 года и № 8 от 19 марта 1985 года, и дополнениями, содержащимися в Протоколе № 2 от 6 мая 1963 года, и Протоколы к ней № 1 от 20 марта 1952 года, № 4 от 16 сентября 1963 года, № 7 от 22 ноября 1984 года, № 9 от 6 ноября 1990 года, № 10 от 25 марта 1992 года и № 11 от 11 мая 1994 года, подписанные от имени Российской Федерации в городе Страсбурге 28 февраля 1996 года, с оговорками и заявлениями.
В указанном законе содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации юрисдикции Европейского Суда по правам человека по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.
В силу статьи 11 (пункт 2) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод осуществление права на свободу объединения не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Как указывает Европейский Суд по правам человека, положения статьи 11 распространяются на весь период деятельности объединений, и их ликвидация также должна удовлетворять требования вышеуказанной нормы.
Поскольку запрет деятельности общественного объединения может касаться лишь тех объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (часть 5 статьи 13 Конституции Российской Федерации), а создание организации «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» обусловлено исключительно общественно-полезными целями и задачами, требований истца о ликвидации общественного объединения нельзя признать обоснованными.
Ссылку истца на то, что казаки не обладают своим языком, также нельзя признать состоятельной, поскольку она является голословной и опровергается материалами дела.
Так, согласно сведениям Донского словаря (А.В. Миртов), изданного Научно-исследовательским институтом изучения местной экономики и культуры при Северо-Кавказском государственном университете в 1929 году, казачий язык имеет свои диалектологические и фонетические особенности. При этом, словарь содержит около 7000 слов.

Доводы истца о том, что общественное объединение — Национально культурная автономия казаков Кумылженского района, являющаяся одним из двух учредителей региональной национально-культурной автономии казаков Волгоградской области 10 ноября 2008 г. исключена из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа, правового значения для принятия решения о ликвидации «Региональной национально-культурной автономии казаков Волгоградской области» не имеют.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 14 ФЗ «Об общественных объединениях» под региональным общественным объединением понимается объединение, деятельность которого в соответствии с его уставными целями осуществляется в пределах территории одного субъекта Российской Федерации.
Из пункта 1.1 Устава общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» следует, что «Автономия» объединяет жителей Волгоградской области и создана для осуществления своей деятельности на территории указанного субъекта Российской Федерации. При этом, ни федеральное законодательство, ни Устав организации не содержит положений, в силу которых при исключении из Единого государственного реестра юридических лиц одного из учредителей регионального общественного объединения допустима ликвидация общественного объединения в целом.
Доводы заявителя о том, что необходимость внесения изменений в учредительные документы общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» обусловлена тем обстоятельством, что среди национального состава Российской Федерации такой национальности как «казак» не зарегистрировано являются несостоятельными в силу следующего.
Согласно представленной в материалы дела справки Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Волгоградской области (л. д. 38) по данным Всероссийской переписи населения на территории Волгоградской области проживает 20 648 человек, назвавших себя казаками, в том числе в городских поселениях — 10 265 и в сельской местности -10 383 человека.
В соответствии со ст. 26 Конституции Российской Федерации каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принуждён к определению и указанию своей национальной принадлежности.
При этом суд принимает во внимание, что на момент регистрации общественного объединения в 1999 году и до 2009 года каких-либо претензий в части официального наименования общественного объединения к Региональной национально-культурной автономии казаков Волгоградской области регистрирующими и иными органами не предъявлялось, нарушений действующего федерального законодательства, которые могли бы быть отнесены к грубым и не устранимым, влекущим за собой ликвидацию общественного объединения в судебном порядке, за указанный период допущено не было.
Представленные в материалы дела Разъяснения Директора Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации от 27.07.2011 г. № 19928-АЖ/04 выводов этнологической экспертизы не опровергают, поскольку являются частным мнением должностного лица Министерства, не основанным на фактических обстоятельствах дела. Кроме того, в соответствии с Положением о Министерстве регионального развития Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 26 января 2005 г. № 40, полномочия по толкованию законодательства Российской Федерации за названным органом не закреплены.

При таких обстоятельствах заявленные Управлением Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области требования о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области», назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и установлении порядка и сроков ликвидации являются полностью необоснованными и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении заявления Управления Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области», назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и установлении порядка и сроков ликвидации — отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Российской Федерации в течение 10 дней через Волгоградский областной суд

Судья: И. Г. Кубасов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА № 235/2011

г. Москва
Дата 01.06.2011
Время производства экспертизы.
Экспертиза начата: «25» апреля 2011 г. Экспертиза окончена: «01» июня 2011 г.

Основания производства экспертизы: определение Волгоградского областного суда от 25.04.2011 по гражданскому делу по иску о ликвидации общественного объединения от 28 октября 2010 №03-13/10275
Обстоятельства дела, установленные судом (из определения суда о назначении экспертизы):

Волгоградский областной суд, рассмотрев в открытом судебном заседании 11 апреля 2011 года гражданское дело по заявлению Управления Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области», установил следующее.

Управление Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области обратилось в Волгоградский областной суд с заявлением о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области». В обоснование заявления истец сослался на то, что такая форма самоорганизации казаков, как национально-культурная автономия не предусмотрена. Ответчику дважды предлагалось провести общее собрание, на котором решить вопрос о реорганизации национально-культурной автономии в казачье общество, либо о внесении изменений в устав в связи со сменой наименования.

Суд, выслушав объяснения со стороны истца и ответчика, с учетом содержания норм Федерального закона «О национально-культурной автономии», пришел к выводу о том, что для правильного и объективного разрешения дела необходимо установить, обладает ли «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области» признаками, дающими право на создание национально-культурной автономии и для этой цели назначить проведение этнологической экспертизы.

Волгоградский областной суд определил назначить по настоящему делу этнологическую экспертизу, производство которой поручить кандидату исторических наук по специальности «этнология» Степанову Валерию Владимировичу (ООО «Этноконсалтинг», 119991, г. Москва, Ленинский проспект 32-а). Перед экспертом поставить вопросы, перечисленные на страницах 2-3 данного экспертного заключения.

Эксперт ООО «Этноконсалтинг»- Степанов Валерий Владимирович, 1961 года рождения, образование высшее, ученая степень кандидат исторических наук по специальности «этнология», стаж работы по специальности 23 года, в том числе стаж экспертной работы 10 лет.
провел этнологическую экспертизу по гражданскому делу.
На экспертизу представлены:

Гражданское дело № 3-27/2011 на 189 страницах по исковому заявлению Управления Министерства Юстиции РФ по Волгоградской области о ликвидации общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области».

На разрешение эксперта поставлены следующие вопросы:
1. Как с позиций этнологии определяется смысл терминов «казаки» и «сообщество казаков»?
2. Относятся ли «казаки», «сообщество казаков» к этнической общности?
3. Допустимо ли употребление в отношении «казаков», «казачества» термина «национально-культурное самоопределение»?
4. Допустимо ли употребление в отношении «казаков», «казачества» термина «национальное меньшинство»?
5. При положительном ответе на предыдущий вопрос ответить, находятся ли «казаки», «сообщество казаков» на территории Волгоградской области в ситуации национального меньшинства?
6. Допустимо ли употребление терминов «сохранение самобытности, развитие языка, образования, национальной культуры» в отношении «казаков», «казачества»?

ВЫВОДЫ:

1. Как с позиций этнологии определяется смысл терминов «казаки» и «сообщество казаков»?
Термин «казаки» и синонимичное ему слово «сообщество казаков» в отечественной этнологии употребляется в нескольких взаимосвязанных значениях — историческом и этноисторическом, когда понятию «казаки» приписывался в их историческом прошлом социальный феномен (сословное происхождение); в историко-культурном, когда под современным «сообщество казаков» понимают часть населения, сохраняющего культурное наследие и развивающего традиции исторического казачества; в историко-этнографическом, когда под «казаками» понимают население исторических территорий казачьих войск, которое сохранило историческую и родовую память о казачьей службе предков; в этносоциологическом значении — сохранение и распространение среди населения казачьей идентичности — чувства принадлежности к казачеству; в статистическом значении казаки — совокупность населения Российской Федерации, которые по самоопределению относят себя к казакам при официальной регистрации; в общественно-политическом значении — казаки и казачество -совокупность лиц, деятельность которых регулируется членством в соответствующих, определенных законом, казачьих организациях.

В целом в современной этнологической литературе казаки, в значении современная часть населения Российской Федерации, понимаются как самобытная этническая группа, этническая общность (в прошлом — этносословная группа), которая в культурном и языковом отношении является также частью большой этнической общности — русского народа. Казаков разделяют по группам соответственно историческим территориям проживания. Факты этнической (этнокультурной) самобытности и одновременно принадлежности к русскому народу отражены в материалах современных переписей населения, в частности в итогах Всероссийской переписи населения 2002 года.

2. Относятся ли «казаки», «сообщество казаков» к этнической общности?
Да.
Это самобытная этническая общность, обладающая культурной спецификой, которая также является частью русской этнической общности, русского народа. Характерно двойственное чувство этнической (национальной) принадлежности к казачеству и русскому народу.

3. Допустимо ли употребление в отношении «казаков», «казачества» термина «национально-культурное самоопределение»?
Да.
Для современного населения с этнической идентичностью (национальной принадлежностью по самоопределению) «казак/казачка», либо с двойной идентичностью (например, казак, русский).

4. Допустимо ли употребление в отношении «казаков», «казачества» термина «национальное меньшинство»?
Да.
В отношении казаков и казачества как этнической общности, может быть применим термин этническое / национальное меньшинство, т.к. культура казачества не является доминирующей в регионах с их компактным расселением.

5.При положительном ответе на предыдущий вопрос ответить, находятся ли «казаки», «сообщество казаков» на территории Волгоградской области в ситуации национального меньшинства?
Да
Современные казаки, как этнокультурная общность на территории Волгоградской области находятся в ситуации национального меньшинства

6. Допустимо ли употребление терминов «сохранение самобытности, развитие языка, образования, национальной культуры» в отношении «казаков», «казачества»?
Да.
Как в целом по России, так и в отдельных субъектах Федерации на исторических территориях распространения казачества в отношении казаков, казачества допустимо употребление терминов «сохранение самобытности, развитие языка, образования, национальной культуры».

Эксперт Степанов В.В. /подпись/
ПОДПИСЬ ЭКСПЕРТА ЗАВЕРЯЮ:
Руководитель ООО «Этноконсалтинг» /подпись, печать/

Особое мнение эксперта

До 2009 гада Федеральный закон «О национально-культурной автономии» пребывал в своеобразной правовой ловушке; С одной стороны, он обязывал государство финансировать общественные организации, зарегистрированные как национально-культурная автономия (НКА), а с другой, не предусматривал конкретных механизмов реализации нрав граждан на национально-культурную автономию. Согласно нормам Закона, любая группа граждан, постоянно проживающих на определенной муниципальной территории, может выступить учредителем НКА в поддержку любой (причем получается, даже вымышленной) этнической общности.
Установление же законов каких-либо формальных процедур, определяющих, «реальное существование» тех или иных этнических общностей вне зависимости от убеждений граждан — учредителей соответствующей НКА, привело бы к нарушению конституционных норм и дискриминации граждан по признаку национальной принадлежности. Автор данного экспертного заключения, как эксперт Комитета по Делам национальностей Государственной Думы Российской Федерации в 2008 году, участвовал в обсуждении данной законодательной коллизии. Проблема, была преодолена в 2009 году путем принятия поправки к Федеральному закону «О национально-культурной автономии»5, согласно которой финансовая поддержка общественных организаций НКА со стороны органов государственного управления не должна осуществляться в обязательном порядке.
Таким образом, право на национально-культурную автономию граждан любой национальной принадлежности сохраняется неизменным. При этом граждане не обязаны доказывать, существует ли на самом деле этническая общность (национальность), чью культуру они по своей инициативе берутся поддерживать и развивать. Граждане не обязаны доказывать, что определенная этническая общность является «самостоятельным народом»6. Граждане не обязаны доказывать, что определенная этническая общность обладает уникальным языком7. При этом государство, со своей стороны, вправе выносить в каждом конкретном случае отдельное решение, следует ли оказывать поддержку и в какой форме той или иной общественной организации, зарегистрированной как национально-культурная автономия.
Следует добавить, что понятие самостоятельный / отдельный народ в науке весьма условно и вряд ли может быть использовано в юридической практике.
Соотношение языка и этнической общности не является однозначным. В России многие этнические общности используют в качестве родного русский язык.

ЭКСПЕРТ: /подпись/
Руководитель ООО «Этноконсалтинг»

10 responses to “Сенсационное решение суда по волгоградской казачьей НКА.

  1. Як кажуть на Кубани шось в лисе здохло. Еще одна победа. Всем казакам кто участвовал, низкий поклон.

  2. Думаю конституция всегда выще законов местных судов там чётко написано что каждый народ имеет право на самоопределение

  3. Только это решение отменено Верховным Судом. И верховный суд сказал что казаки не имеют права создавать национально-культурные автономии.

  4. Прочитал решение Волгоградского обл. Суда , и от души порадовался! Но в конце комментариев один пишет , что решение это обжаловано Верховным судом. Хотелось быть в курсе дальнейших событий. Потому как сам считаю себя Казаком , потому как отец у меня Казак! Родом с х. Камыши Калач — на Дону.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s