Военное обучение казаков-малолеток в Войске Донском во 2-й половине XIX в.

И.В.Болдырев. Смотр казаков атаманом.1876 г

Для потомков донских казаков военно-патриотическое воспитание и военное обучение – это, прежде всего, многовековые духовно-нравственные устои, воинские традиции, самобытная культура донцов.

Интерес к возрождению казачьих традиций, в том числе военно-патриотических, огромен. Некоторые современные исследователи истории донского казачества обратились к этой теме. Среди них В.П. Водолацкий, А.П. Скорик, Р.Г. Тикиджьян, И.И. Золотарёв, А.В. Яровой, К.С. Филиппов и др. В то же время гораздо в меньшей степени изучены традиции воспитания и военного обучения казачьей молодёжи.

Выполнение воинского долга перед Отечеством было основным смыслом жизни казаков, их идеологией. Девиз: «За Веру, Царя и Отечество» определял основные направления воспитания молодых казаков и находил отражение в системе их военной подготовки.

Однако в обучении были определённые трудности, о чём мы узнаём из архивных документов. Так, в Государственном архиве Ростовской области хранится «Памятная записка о системе обучения малолетков», датированная 1866 годом и посвящённая подготовке новых Правил боевого обучения молодых казаков. Она свидетельствует о серьёзном значении, которое придавалось воспитанию молодых воинов, и о самом высоком уровне, на котором обсуждались вопросы их военной подготовки, и позволяет раскрыть положительные стороны и недостатки этого процесса.

В боевой обстановке казаки всегда проявляли себя как боеспособные, храбрые воины. Веками устоявшийся уклад жизни и порядок военной службы были для казаков исторической традицией, любые попытки преобразования заканчивались неудачей. Потребовалось долгое время, чтобы сами донцы поняли, что необходимо поднять качество военной подготовки молодёжи на более высокий уровень.

Военное обучение мальчиков-казачат начиналось с раннего детства. Их учили верховой езде, рукопашному бою, разным боевым приёмам, стрелять и рубить шашкой. По достижении 17-летнего возраста казачата становились «малолетками» (малолетки – казачья молодёжь допризывного возраста), и с этого времени начиналась их основная подготовка к службе.

На Дону с давних пор воинскому искусству традиционно обучали в ходе проведения станичных «домашних игр», которые проходили на станичных площадях под руководством льготных урядников. Население станиц выходило на площади, чтобы понаблюдать за успехами молодёжи. Старые казаки любовались молодецкими упражнениями, гордились хорошей подготовкой юных воинов. Этот прекрасный обычай впоследствии был узаконен и имел огромное воспитательное и дисциплинирующее значение для подрастающих казачьих поколений.

И.В.Болдырев. Казаки перед выходом на службу 1875-1876

До того, как обучение молодёжи боевому искусству было узаконено, Войсковым начальством, выслушивались предложения казачьих военачальников и предпринимались различные меры по повышению эффективности занятий с молодёжью. Единого и точного порядка по обучению казаков не было. Для строевого обучения в 1838 году были введены «Правила для состава и построения казачьих полков». Этот документ являлся первым строевым уставом в Донском войске. С течением времени назрела необходимость в создании точных правил, в том числе и для подготовки молодых казаков.

Исследуемый архивный документ «Памятная записка о системе обучения малолетков» 1866 года является частью той большой подготовительной работы, в результате которой обучение молодых казаков было узаконено и проходило по определённой системе. Он помогает нам лучше понять ту историческую эпоху, в которой «ковались» будущие герои-казаки, участники русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и многочисленных сражений второй половины XIX века, открывает завесу военных будней донцов, высвечивает проблемы и успехи в их боевом обучении.

Следует сказать о порядке управления Войском, который определялся принятым в 1835 году «Положением об управлении Донского войска». В соответствии с ним управление войска было разделено на военное и гражданское. Высшая власть как в одной, так и в другой сфере принадлежала Войсковому наказному атаману.

Мы остановимся на военном управлении того периода. С 1862 по 1866 годы Войском Донским управлял наказной атаман из неказаков, генерал-адъютант от кавалерии Павел Христофорович Граббе. При атамане состояли канцелярия, адъютанты и войсковые есаулы.

Вторым лицом после атамана, ближайшим помощником в военных вопросах, а иногда и его заместителем, был начальник штаба Донского казачьего войска. Органами военного управления являлись: Войсковое Дежурство, состоящее из начальника штаба, дежурного штаб-офицера – помощника начальника штаба и двух старших адъютантов.

И.В.Болдырев. Проводы донских казаков на службу. Сентябрь 1876

Четыре окружных дежурства (Войско Донское по «Положению…» было разделено на четыре военных округа) возглавляли окружные генералы, в подчинении которых находились старшие адъютанты и их помощники. Новый закон отражал стремление государственной власти минимизировать особенности системы управления на территории Войска Донского, особенно в области гражданской, сделать её сходной с управлением в русских губерниях.

Однако главная особенность Донского войска – несение военной казачьей службы – сохранялась и отличала казака от других подданных императора.

В соответствии с «Положением» 1835 года служба казаков разделялась на полевую и внутреннюю. Полевой называлась служба в строевых частях, внутренней – в качестве посыльных, писарей, сторожей и т.д.

Полевая служба была внешняя, то есть вне войска – в Петербурге, Москве, Варшаве, Финляндии, и линейная – на Кавказе. Общий срок службы определялся в тридцать лет, из них 25 лет – полевой и 5 лет – внутренней. С 17 до 19 лет казак-малолетка отбывал так называемую «сидёночную повинность» (сидёночная повинность – служба в качестве сидельца (посыльного) при станичном правлении), а на 20-м году шёл на службу в полк на 3 года, а на Кавказе на 4 года. После 3-х лет возвращался домой на 2 года, потом снова уходил на службу на 3 года, и так до 4-х раз.

В марте 1864 г. по представлению Наказного атамана Войска Донского Павла Христофоровича Граббе и по Высочайшему повелению Российского императора Александра II были приняты особые меры по «фронтовому образованию» казаков-малолеток.

23 ноября 1865 г. все предложения Наказного атамана по обучению малолеток были утверждены императором временно на два года. За это время предполагалось опробовать в Войске Донском разработанные правила по военному образованию молодых казаков и на основе полученного опыта сделать выводы, провести обзор распоряжений и методик, которые использовались, и составить точные Правила по обучению.

По личному приказанию Наказного атамана все окружные военачальники, и в их числе окружной генерал Степан Ежов, в течение девяти лет прослуживший на действительной службе, присутствуя на практических занятиях малолеток в разных хуторах и станицах своего округа, исследовали как успешные стороны обучения, так и неудачные. Проблемы с военной подготовкой молодёжи на тот период существовали во всех 4-х военных округах Войска Донского.

И.В.Болдырев. Ученье казаков. 1875-1876 гг.

Через два года, в июне 1866 г., окружной генерал С. Ежов направил конфиденциально Наказному атаману «Памятную записку о системе обучения малолетков…», которая являлась его отчётом после основательных наблюдений и содержала предложения по методике обучения. Впоследствии эти предложения были использованы при составлении новых Правил. Наряду с предложениями Ежова были внесены предложения об изменениях в подготовке молодых воинов и другими военачальниками.

Но обратимся к трудам С. Ежова.

Войсковым дежурством 10 июля 1864 г. был издан приказ № 9408 и были подписаны к исполнению распоряжения для инструкторов. Они предписывали начинать занятия с казаками-малолетками в станицах и хуторах только после окончания полевых работ. Кроме того, приказано было не собирать казаков из отдалённых хуторов, а направлять в них инструкторов. В осенние и зимние воскресные и праздничные дни Войсковое дежурство считало необходимым заниматься с казаками преимущественно наездничеством, стрельбою с лошадей, стрельбою в цель, развивать искусство владения оружием. Строевая подготовка в это время исключалась. Для проведения занятий предлагалось назначать инструкторами урядников и казаков, имевших опыт военных походов, заслуживших знаки отличия, опытных наездников из Учебного и других полков.

Автор «Памятной записки…» отмечает, что методика обучения, предписанная Войсковым дежурством, непрактична. По его мнению, неправильным был подход инструкторов к обучению, а им самим не хватало профессиональной военной подготовки. «Учащейся части не давалось прочного начала, и то, что должно было служить последствием практики и результатом окончательного образования молодого казака, становилось в начало. Одним словом, дело пошло задом наперёд». Такой подход отрицательно сказался на результатах наездничества и стрельбы. Малолетки плохо сидели на лошадях, не умели правильно держать оружие и ловко им владеть. Даже вид у них был далеко не молодецкий.

Критическое положение могли бы спасти майские сборы, но вследствие неурожайного 1865 года учение было отменено. И только в феврале 1866 года генерал С. Ежов, наблюдая за практическими занятиями малолеток, присягнувших в 1863 и 1864 годах, отдал приказ инструкторам обратить особенное внимание на казаков присяги 1864 года, чтобы исправить их выправку в пешем и конном строю, научить их одиночной езде на всяких аллюрах (ход, движение лошади: шаг, рысь, галоп, карьер), держанию поводьев и пик, рубке шашками, бою на пиках, стрельбе в цель и мишень, наездничеству, маркировке, шашечным приёмам, пешему и конному строю полкового и сотенного учения.

По предписанию Войскового дежурства инструкторы разъезжали по хуторам и там на месте должны были проводить обучение молодёжи. Но за работой инструкторов и их подопечных невозможно было установить надлежащий контроль. Да и опытных инструкторов не хватало.

Для того, чтобы образование молодых казаков было более качественным и лучше организованным, автор предложил проводить учения только в станицах. Всем юртовым малолеткам необходимо было собираться к назначенному дню, размещаться в станичном доме или сарае, специально отведенном для этого. Такая система занятий была эффективнее.

Для тех, кто не являлся на учения, предлагалось установить денежные штрафы: за первую неявку – 3 рубля, за вторую – 5, а за третью – 10 рублей. Штрафные деньги предлагалось использовать на разные учебные цели. Парней, которые не являлись три раза на учения без уважительных причин, автоматически переводили в отряд штрафников.

По мнению С.Ежова, «лучшим двигателем в образовании молодёжи является соревнование»

. Чтобы учения проходили плодотворно, казаков необходимо было освободить от сиденочной повинности на это время, учения проводить вместо праздничных и воскресных скачек.

В октябре и ноябре предлагалось назначить по 4 учебных дня в каждом месяце. В декабре и январе – 12 дней, т.е. все Святки, начиная с 26 декабря и заканчивая 6 января (по старому стилю). В феврале – 7 дней, т.е. на Масленицу малолетки будут заняты обучением. В марте – 4 дня, если в этом месяце выпадет праздник Великой Пасхи, а если нет, то учёба будет длиться 6 дней.

В апреле у казаков Области Войска Донского начинаются приготовления к пахотным работам, поэтому учений не должно быть. Но если Пасха выпадает в апреле, то и учения будут длиться 6 дней.

При назначении сроков проведения учений обязательно учитывались все бытовые нюансы и нужды казачьего населения, поэтому с апреля и по октябрь, кроме майских сборов, учения малолеток не проводились в связи с проведением полевых работ во всех хуторах и станицах Дона.

Наказной атаман Войска Донского 28 февраля 1866 г. приказал, начиная с осени 1866 г., подвергнуть годичному испытанию казаков присяги 1865 г. В мае 1867 г. предписано было собрать всех в назначенных пунктах, продемонстрировать, чему научились, и на этом считать занятия законченными. Такой же порядок обучения и контроля предписывался и для малолеток, присягнувших в 1866 г.

Автор «Памятки» предлагает внести изменения и начинать учения в станицах с 1 января. Период с 1 января по апрель должен считаться приготовительным. За это время малолетки могут быть хорошо выправлены, обучены стрельбе, шашечным приёмам, пройдут пешее и конное сотенное учение, что необходимо в случае экстренного формирования и командирования полков на полевую службу.

После приготовительного периода (в мае) начинаются полевые работы. Но в это же время проводятся и сборы казаков, которые длятся месяц. Майские сборы и период с 1 октября – практический, во время которого молодые казаки демонстрируют свои успехи в обучении военному делу. После майского смотра и осенней практики занятия считаются законченными.

В документе затронута ещё одна актуальная тема того времени – критерии получения наград за лучшие результаты в обучении. Генерал С. Ежов подверг критике инструкцию Войскового дежурства от 3 мая 1866 г., в которой говорилось, что для получения первого приза в наездничестве каждый казак должен выполнить следующее: «Легко впрыгивать на седло, не вставляя ноги в стремя, доставать с лошади на скаку мелкие вещи и вообще выказать ловкость и смелость на коне, под этим конечно должно подразумевать скачку: стоя, лежа и проч.».

Планка была настолько завышена, что даже казаки, в совершенстве владевшие оружием, отлично стрелявшие с коня в разных направлениях, но не отличавшиеся «фиглярством» (фигляр – акробат (устар.), т.е. казаки прекрасно выполнявшие разные сложные трюки верхом на коне), не могли получить ни первого, ни второго приза. Подобные условия награждения предлагалось изменить.

Автор утверждает: «Наездничество развивает удаль и отвагу, и кто не был свидетелем, как и седые бороды тряслись от восторга, и черствые лица стариков орошались слезами при виде молодечества внуков». Ловкость в наездничестве должна быть поощряема, но критерии оценки должны иметь разумные пределы не в ущерб боевому обучению. По мнению Ежова, стрельба с неопределённых дистанций не должна иметь место в соревнованиях на призы. Состязания на призы по стрельбе в цель предлагалось производить только с отмеренных дистанций. Стрельба с неопределённых дистанций требует максимального приложения сил, умения, средств. Выполняют её только специальные стрелковые части и все, кто близко знаком с делом. Но и у них целевая стрельба не бывает идеальной даже после продолжительных занятий, поэтому на кратковременных занятиях к малолеткам не нужно предъявлять завышенных требований.

После Крымской войны 1853-1856 гг. в Российской армии были проведены реформы, которые коснулись и Войска Донского. В частности, были преобразованы учебные части пехоты и кавалерии. В своём документе генерал упоминает о Донском учебном казачьем полке, сформированном в 1839 г., в котором донцы систематически обучались военному делу. Но, несмотря на реформы, Донской учебный казачий полк остался цел и невредим, отчасти был изменён лишь способ его формирования.

Окружной генерал С. Ежов предложил вместо учебного полка создать учебный дивизион с правами, присвоенными всем образцовым войскам, и тогда всё Донское войско имело бы хороших инструкторов, с помощью которых, при поддержке окружных генералов, инструкторов-офицеров, по истечении каждого практического года вводило бы в строй более четырёх тысяч молодых казаков, прекрасно знающих службу. Кроме того, по мнению автора записки, дивизион подготовил бы превосходных вахмистров в полки (вахмистр – помощник командира сотни из рядовых казаков).

Особое внимание в документе уделялось качеству строевых лошадей. При выходе казака на службу в полк проверялось всё его боевое обмундирование и строевой конь. Зачастую бывало так, что кони, имевшие какие-то недостатки, не браковались местным военным начальством.

В Войске Донском при каждом выходе новобранцев на службу, Войсковое Дежурство жертвовало крупную сумму денег для покупки казакам строевых лошадей. Многие станицы не получали войсковые деньги, а казаки выходили на службу на своих собственных доморощенных лошадях. Обычно боевую справу к службе сына готовил отец семейства. К этому делу старики всегда относились очень добросовестно. Иной раз, при осмотре казаков, выходивших на службу, оказывалось, что на самых лучших лошадях были казаки из бедных семей и даже круглые сироты. С. Ежов пишет: «Весьма часто старушонки, оборванные, полураздетые, выводили своих внуков исправленными с иголочки. Последний старческий грош приносился для службы Престолу и Отечеству, и такие жертвы от людей, лишённых средств к безбедному существованию, свидетельствуют: как пламенна и беззаветна любовь их к своему долгу и званию».

Такое положение дел требовало принятия ряда мер. Окружной генерал предложил, чтобы каждый молодой казак приезжал на майские практические учения на собственной строевой лошади, в парадной форме и при полной боевой амуниции. Без хорошей выезженной лошади конное учение бессмысленно. Только с конём казак будет истинным казаком.

Строевым лошадям С. Ежов запрещает резать уши, хвосты и использовать их в упряжке или на тяжёлой работе. Если всё-таки лошадей забракуют, то их хозяев-казаков автор советовал отправлять в пешие стрелковые казачьи части.

Такие предложения по совершенствованию системы обучения малолеток представил боевой Окружной генерал Степан Ежов Наказному атаману.

В феврале 1869 г. были Высочайше утверждены «Правила для обучения молодых казаков Войска Донского строевой службе и цельной стрельбе» взамен утверждённых в ноябре 1865 года временных правил. Вместе с новыми правилами была утверждена и «Инструкция для обучения молодых казаков Войска Донского строевой службе и владению оружием».

При составлении Правил и Инструкции были учтены замечания и предложения окружного генерала С. Ежова. Его «Памятная записка о системе обучения малолетков…» и предложения других военачальников легли в основу новых действующих Правил, которые повсеместно стали использоваться в Войске Донском при подготовке молодых казаков к действительной службе.

Коренюгина Ирина Анатольевна

Окончила Краснодарский институт культуры. С 1984 года работает в Государственном музее-заповеднике М.А. Шолохова. В настоящее время – старший научный сотрудник отдела фольклора. С 2006 года поёт в фольклорном ансамбле музея «Зарница», который является уникальным заповедником казачьей народной песни. Сфера научных интересов связана с историей и культурой донского казачества конца XIX – начала ХХ вв. Автор научного комментария к изданному музеем-заповедником каталогу «Одежда казаков Верхнего Дона конца XIX – начала ХХ веков» (Ростов-на-Дону: Омега Паблишер, 2010).

Список литературы

1. «Памятная записка о системе обучения малолетков, в исполнение личного приказания…», ГАРО, ф. 344. 0.1., д. 1222, л. 2-7.

2. Правила для обучения молодых казаков Войска Донского строевой службе и цельной стрельбе, ГАРО, ф. 358. 0.1., д. 364, л. 78.

3. Инструкция для обучения молодых казаков Войска Донского строевой службе и владению оружием, ГАРО, ф. 358. 0.1., д. 364, л. 79.

4. Брокгауз Ф.А. Иллюстрированный энциклопедический словарь: современная версия/ Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – М.: ЭКСМО, 2010. – 960 с.: ил.

5. Большой толковый словарь донского казачества: Ок. 18000 слов и устойчив. словосочетаний / Ростов. гос. ун-т; ф-т филологии и журналистики; каф. общ. и сравнительн. языкознания. – М.: ООО «Русские словари»: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 608 с.

6. Ожегов С.Н. Словарь русского языка: ок. 57000 слов/ Под. ред. докт. филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. – 14-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1982 – 816 с.

7. Козлов А.И., Козлов А.А., Кислицын С.А., Попова Н.А. Власть на Дону. От первого атамана до первого губернатора (краткие исторические очерки). Ростов н/Д: Ростовское книжное издательство (Ростиздат). 1999 – 128 с.

8. А.В. Захаревич, Р.Т. Тикиджьян, А.П. Скорик, А.Г. Лепилов. Донские казаки в боях, походах, на страже Отечества. Очерк четвёртый. [Электронный ресурс] — (дата обращения 16 марта 2011 г.).

9. Донское казачье войско. [Электронный ресурс] — (дата обращения 23 марта 2011 г.).

Источник публикации…

2 responses to “Военное обучение казаков-малолеток в Войске Донском во 2-й половине XIX в.

  1. Это Водолаз — исследователь? Да ему и диссертацию, и диплом написали.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s