Семенцов М.В. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СРЕДСТВ И ПРОДУКТОВ ЖИВОТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЕ КУБАНСКИХ КАЗАКОВ XIX – XX ВЕКОВ

 

коллаж

Как известно, окружающая человека естественно-географическая среда является постоянным фактором его материальной жизни и необходимым условием развития всего комплекса традиционных народных знаний. Воздействия на организм человека определенных природных веществ, проверенные длительным опытом, дали толчок к целенаправленному сбору и систематизации сведений о лечебных свойствах физических факторов, средств растительного, животного, минерального происхождения, формированию системы традиционного врачевания. На базе особенностей природно-географической среды и взаимодействия с ней людей шел процесс складывания и развития народной медицины кубанских казаков, который привел в конце XIX – начале XX вв. к выработке устойчивых элементов, характеризующих эту область этнической культуры. Этот процесс и его результаты стали возможны вследствие эмпирического изучения казаками местных природных условий и высокой степени приспособленности к ним, благодаря чему был накоплен большой народный опыт рационального использования богатой местной природы. Признаки и свойства природной среды нашли отражение в формах мировоззрения, искусства, народных знаниях, языке, фольклоре. Можно говорить, таким образом, о непосредственном взаимовлиянии этих объективных условий жизни и данных сфер духовной культуры этноса. Однако следует констатировать, что природно-географический фактор был вовсе не единственным, далеко не определяющим и обладающим весьма специфичным диапазоном воздействия на содержание и формы традиционной культуры. Богатство и своеобразие животного мира Кубани, а на ее территории наблюдается смешение фауны Средиземноморья, Малой Азии, Ирана, Афганистана, Восточной Европы, Альп, Пиренеев, способствовало активному использованию природных ресурсов [1]. Не удивительно поэтому, что в хозяйстве, быту, фольклоре и верованиях казаков большая роль принадлежала животным. Охота на диких животных, рыбная ловля, пчеловодство и скотоводство играли важную роль в системе жизнеобеспечения и составляли характерные черты быта кубанских казаков. «Звероловный промысел», по утверждению Щербины, давал населению, пищевые продукты, в виде мяса и кожи или меха для одежды и хозяйственных нужд. Рыба же «составляла как главнейший пищевой предмет населению, так и видную статью в денежных доходах казака»[2]. Длительное время скотоводство представляло преобладавшую отрасль сельского хозяйства (благодаря обилию пустующих земель и превосходным пастбищам) и лишь в начале XX в. окончательно уступило позиции зерновому земледелию [3]. Однако животный мир Кубани служил не только хозяйственной основой, на которой развивалась жизнь казаков. Животный мир окружающей природы составлял богатейший резерв лекарственных ресурсов, а средства и продукты животного происхождения занимали значительное место в народной медицине.

 Более 600 видов животных внесены в списки встречающихся в Краснодарском крае, причем среди них много эндемиков, то есть не встречающихся в других регионах [1]. Это своеобразие и определило отличительные черты данной области народной медицины по отношению к метропольным традициям (южнорусской и украинской) и послужило причиной сходства номенклатуры лекарственного сырья у кубанских казаков и других этнических групп Кубани, тогда как в рецептуре и технологии приготовления лекарств, а также в демопатических представлениях, связанных с животными, наблюдаются существенные особенности. Знаток проблемы, доктор медицинских наук И.И.Брехман ещё в 70-х годах XX в. писал: «У нас лекарственные растения изучаются огромным числом лабораторий, кафедр вузов и научно-исследовательских институтов, и мало кто занимается лекарственными животными. Вероятно, одной из причин такого положения служит трудность изучения химического состава животного сырья. Подъем научного интереса к лекарственным растениям во многом был обусловлен успехами биоорганической химии в установлении структуры главных действующих веществ. Подобные успехи нужны и для развития науки о лекарственных животных. И тогда они займут в фармакологии подобающее им место» [4]. Однако это не единственная причина, которая требует внимательного исследования этой области народной медицины. И с научной, и с практической точек зрения важно изучить, как происходил отбор тех или иных элементов народных медицинских знаний, методов их использования. Подобный анализ, в частности, необходим для изучения особенностей медицинских систем различных этносов в природных и социально-культурных условиях их обитания, а также процессов взаимовлияния различных этномедицин. Такого рода исследования предполагают в качестве первого этапа, изучение состава народных медицинских знаний.

В процессе ведущейся с 1983 г. работы над темой «Народная медицина кубанских казаков» в ходе ежегодных фольклорно-этнографических экспедиций был накоплен значительный материал, который и лег в основу данной работы (статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 01-01-38008 а/Ю).

Широкое применение лекарств, изготовленных из животных и продуктов их жизнедеятельности объясняются, с одной стороны, широким спектром лечебного действия на организм человека этих средств, а с другой – традиционными представлениями о болезни и её этиологии, способах влияния на надприродные силы (болезнь олицетворялась в виде животного – от этого и способы, направленные на реальное и ритуальное её уничтожение).

Причины некоторых болезней были связаны с проникновением в тело человека мелких животных. Широко распространены на Кубани былички в которых описывается, как в рот спящего человека вползла гадюка (уж) и поселилась у него внутри. Для того чтобы выманить гада, перед лицом больного ставили блюдечко с молоком, клали ягоды земляники [5]. По мнению крупнейших отечественных психиатров, академика В.М.Бехтерева и профессора В.П.Осипова, «одержимость гадами» была связана с психическими расстройствами, но имела (помимо психических моментов) в основе своего возникновения наличие у больного глистов или болезненные явления в области желудка [6].

Применение в народной медицине (в особенности в лечебных обрядах) средств животного происхождения в целом ряде случаев основано на принципе «подобное лечится подобным», когда для изгнания-уничтожения болезни-животного используются реальные представители животного мира. К примеру, лихорадка, которая олицетворялась в образе змеи, лечилась при помощи змеиной кожи. Согласно традиционным представлениям, грыжа – это сверхъестественное существо, вселяющееся в человека и грызущее его. Наиболее распространенный способ лечения этой болезни – «загрызание» грыжи зубами. На Кубани «загрызал» грыжу человек (мать больного или знахарка) покусывая больное место, однако в заговоре, который при этом произносился, обращались за помощью к животным, способным уничтожить болезнь (щуке или мыши) [5]. Животным стремились «передать» болезнь как при помощи непосредственного контакта, так и посредством заговоров, магических действий. Больного ребенка носили «под курей», «под свиней» (так лечили криксы и плиснявку). Когда первый раз въезжали в новый дом, то впереди пускали кошку, «чтобы на кошке собирались все невзгоды и болезни», а когда кошка убегала, то она «невзгоды и болезни уносила с собой» [5].

Способность животных оказывать разностороннее действие не только на здоровье, но и на личную жизнь, сферу семейно-брачных отношений, благополучие в которой воспринималось, как необходимое составляющее устойчивости жизненных сил человека, проявляется, в частности, в т.н. «любовной» магии, которую мы склонны рассматривать как часть народной медицины (психотерапии). Применение средств животного происхождения в лечебной практике было очень популярно еще в эпоху Киевской Руси, причем животный мир служил не только резервом фармакологического сырья. Разнообразные ткани, органы, соки животных остроумно применялись в народной медицине. Кисточки для смазывания кожных поражений готовились из конского волоса. В глазной практике предпочитали нежные волоски барсука, хорька, белки. Овечья шерсть использовалась как перевязочное средство. Кожа с вымени коров шла на изготовление детских сосок, мочевые пузыри употреблялись как пузыри для льда [7]. Арсенал лекарственных средств животного происхождения у русских, украинцев, белорусов был идентичен (имел аналоги у других славянских народов). По мнению З.Е.Болтарович специфика проявлялась лишь в способах приготовления лекарственных форм и местных способах их использования [8].

В настоящий момент у нас имеются сведения об использовании в лечебных целях природного сырья из более чем 30 видов животных. С лечебными целями употребляли жир, желчь, головной мозг, рога, мясо, кровь, навоз, кожу, мочу, волосы, кости, мед и продукты пчеловодства, молоко, яйца, некоторые органы, ткани животных и птиц. В качестве «лекарственных животных» использовались домашние животные (лошадь, собака, свинья, корова, гусь, коза, овца, кошка, утка, индюк), самые различные млекопитающие (заяц, барсук, енот, дикий кот, рысь, ёж, крот, кавказский слепец, куница, медведь), птицы (воробей, пеликан, ремиз), земноводные (змея, ящерица, лягушка). Находили применение и обитатели рек (пиявки, моллюски, раки), рыбы (сом, щука).

Используемое животное сырье обладало определенными лечебными свойствами и применялось при тех или иных заболеваниях. Как отмечает Н.Е.Мазалова: «Каждый орган и субстанция человека и животного наделяются жизненной силой, совокупность которых составляет жизненную силу человека. Особая концентрация жизненной силы приписывалась функционально важным для жизнедеятельности организма элементам, к их числу относятся различные выделения (кровь, слезы, молоко, слюна, урина) [9]. Применение для лечения средств животного происхождения основывается на архаичных представлениях об изначальном родстве человека и животного и на вере в то, что среди диких и домашних животных, птиц, насекомых есть такие, что обладают целебной силой.

На сегодняшний день имеются многочисленные сведения успешного использования органо- и тканетерапии, но механизм целебного действия до конца еще не ясен. В.Н.Казначеев и Л.П.Михайлова объясняют положительный лечебный результат зеркальным цитопатическим эффектом, открытым ими в 80-е годы. Сущность этого явления заключается в «информационной электронно-магнитной клеточной связи», выражающейся в повторении признаков патологического процесса, индуцированных в одной из клеточных культур, при воздействии на одну из них различными факторами (биологическими, физическими, химическими). При этом замечена избирательность и специализация межклеточных взаимодействий.

Предполагается, что передача биологической информации в системе «клетка – клетка» – не первичный химический механизм этой связи, а следствие более сложных «полевых» процессов. Функционирующая клетка – источник и носитель сложного электромагнитного поля, структура которого, порождаемая биохимическими процессами, управляет всей деятельностью клетки. Более того, в опытах было установлено, что этот тип межклеточных взаимодействий имел жизненно важный смысл, он формировался в процессе эволюционного развития. Предполагается, что взаимодействие происходит благодаря электромагнитному излучению соответствующего диапазона с малой интенсивностью. Клетки ткани получают кванты электромагнитного поля и каждый цикл превращений в пораженных клетках сопровождается электромагнитным излучением определенной частоты. Электромагнитные поля действуют на здоровые клетки, а последние воспринимают их как собственный «атрибут» жизни, как собственную информационную систему [10]. Можно считать, что в народных методах лечения мы имеем дело с биологическим феноменом межклеточных взаимодействий, но только с поправкой в отношении «зеркальности» эффекта: здоровый орган убитого животного погибает, а больной орган человека вылечивается. Не исключено здесь и психотерапевтическое воздействие.

Таким образом, арсенал врачевальных средств животного происхождения у кубанских казаков был достаточно разнообразным. Способы лечения, связанные с животными, оригинальны и самобытны, хотя имеют немало параллелей с народной медициной других восточнославянских народов.

Пчела. Медоносная пчела вырабатывает целый ряд разнообразных веществ: мёд, яд, воск, пчелиный клей (прополис), пчелиный хлеб (перга), маточное молочко, – которые являются прекрасными природными медикаментами [11]. У всех народов известно применение продуктов пчеловодства, если не как пищевых продуктов там, где для пчеловодства нет благоприятных условий, то хотя бы как терапевтических факторов, включенных в разные курсы лечения [12].

В народной медицине кубанских казаков продукты пчеловодства (производные от них продукты) находили широкое применение. По словам И.Д.Попки, у казаков к пчеловодству была заметна «врожденная охота». «Любят они посадить около хаты деревцо и кустик и потом оживить их жужжанием пасеки» [13]. Пчёлы в представлениях казаков «чистое Божье создание»[14]. Разведением пчел на рубеже XIX – XX веков занимались многие кубанцы, причем в предгорных районах Баталпашинского, Лабинского и Майкопского отделов, богатых медоносными травами, пчеловодство приобрело промышленный характер [15]. От отцов и дедов передавались «хорошие молитвы», наставления, которые (по представлениям пчеловодов) помогали, «чтобы пчелы хорошо роились, чтобы у них меду было много, чтобы чужие пчелы не нападали на пасеку и т.д.»[16]. Мёд считался не только вкусным и питательным продуктом, но и народным средством лечения, продления жизни. Мёдом лечили плиснявки (молочницу) у детей, раны (особенно ценился майский мед), болезни глаз, застуженное горло, воспаление легких, жабу [в данном случае ангину — С.М.] [5]. Сотовым медом смазывали ужаленные пчелами места [17]. Мед применялся и в сочетании с другими средствами. Так, при лечении жабы (стоматита), у ребенка во рту смазывали составом из «квасков» (квасцов) и меда. При малокровии употребляли по утрам мед и молоко, мед и сливочное масло. Алоэ с медом использовалось при лечении воспаления легких, а тесто, замешанное на меду, при лечении чирьев (либо прикладывали хлеб намазанный медом). От кашля ели распаренную калину с медом. Мед, смешанный с мелко истолченным синим камнем (медным купоросом), использовали для лечения флюса. При болезнях желудка употребляли в пищу мед, перемолотый с подорожником, медовые лепешки. В косметических целях (для улучшения цвета лица) готовили мазь из меда и куриного яйца [5]. Пчелиный воск (иногда воск церковных свечей) использовали во многих лечебных обрядах и гаданиях о жизни / смерти человека, причем считали, что для этих целей наиболее подходит воск желтого или розоватого цвета [5]. Его применяли, в частности, при лечении испуга («спуг выливается воскамы, избавляется молытвамы»). Считалось, что если воск, вылитый в миску (над головой больного) напоминает по форме айсберг («сверху плоский, а снизу выступает»), то болезнь у человека гнездится внутри [5]. С его помощью лечили расстройства слуха («пробки» в ушах). Восковую трубочку вставляли в ухо и поджигали. В процессе этой процедуры в трубочке накапливалась ушная сера. Размягченный пчелиный воск прикладывали к больным глазам на ночь. Вощину (пшеничный сотовый воск) с примесью цитварного семени варили и пили от глистов [17]. Составом из воска, мыла, сливочного масла лечили вередь (кожная болезнь) [5]. Женщины при трещинах сосков прикладывали к груди на тряпочке «спуск» [мазь — С.М.] из белого воска, смешанного с деревянным маслом или прополис и воск [18]. Прополис, настоенный на спирту, применялся от простуды. Его же жевали от зубной боли. Прополисом лечили раны и опухоли. Пчелиный яд использовался при лечении ревматизма, радикулита, болезней глаз, гипертонии («если суставы крутит, то подпускали пчёл»). Даже само тело пчёл недоступно для гноеродных бактерий. Оно не разлагается, а высыхает. В народной медицине кубанских казаков известно лечение бронхиальной астмы настоем на дождевой воде растертых в порошок сушеных пчёл. Бесплодные женщины употребляли растертых в меду пчелиных маток и трутней [5].

Курица. В славянской мифологии курица связана со смертью, болезнью и исцелением, свадьбой и половым актом (См. напр.: Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. – М., 1982. – С.152). С курицей, куриными яйцами связано лечение многих болезней, лечебно-магические обряды. На Кубани курица фигурирует в свадебном обряде (в ряде станиц во время сватовства, после брачной ночи и на второй день свадьбы). Известна и примета, связанная с неестественным поведением курицы: крик по-петушиному предвещает несчастье, смерть [19]. С курицей связаны многочисленные гадания и следующая любопытная примета, которую приводит П. Горбанев в своей статье «Суеверия, приметы, гадания, заговоры, распространенные среди жителей г. Ейска»: «Если едешь пахать землю или рыбу ловить, нельзя спрашивать: «Куда едешь?». На первый вопрос ругаются и отвечают: «Закудахтало!» и ожидают неудачи» [20].

Если курица запоёт петухом, – не быть добру, должно случиться несчастье, а чтобы его устранить, ловят курицу и отвертывают ей голову, приговаривая: «не пой курица петухом!» или «на свою голову запела» [21]. В народной медицине кубанских казаков с курицей связано лечение сухот, куриной слепоты, болезней печени, ран, бородавок, ревматизма, малокровия [5]. Ношение ребенка «под кур» («под курей», «под куриный насест») – наиболее распространенный способ лечения бессонницы у кубанских казаков. По свидетельству дореволюционного автора Розенберга, в станице Родниковской этот способ лечения употреблялся преимущественно зимой, а летом широко практиковалось лечение маком. Вечером, когда куры усядутся на насест, ребенка несут под насест в курятник. «Там, держа на руках больного, читают трижды «Отче», но оканчивают эту молитву словами (не как обыкновенно) «Яко ты есы мыр и тышина и спокой душам и тилысам нашим. И твое есть царство и Сына и Св. Духа. Аминь» [22]. Как правило, заговор был обращен к курам: «Куры белые, куры черные, куры желтые…», «Куры-курицы…», «Куры рябые, куры пестрые, валохатые…», «Курочка ряба, белая, серая…», но иногда в курятнике обращались к другим мифологическим персонажам (зарнице, вечерней зарнице, красной девице). В курятнике ребенка умывали наговоренной водой, которую затем отдавали матери ребенка, чтобы та поила его перед сном [5]. Основные заговорные мотивы – передача болезни курам (кочетам, зарнице), обмен ее на сон («довгий, смашный, солодкый»), ссылание бессоницы в гиблые места («заберите куры криклицы на череда, на болота, там где людской глаз не заходит никогда» [5], «куры белые, куры черные, куры желтые, заберите куры, бессоницу у (имя) на болота, куда не заходит людская нога, не видит людской глаз» [23], «куры рябые, пестрые, валохатые, возьмите ночницы на свои горлицы с рожденного молитвенного, крещеного (имя), а ему отдайте сон со всех петухов»[24], «куры-кочеты, возьмите свои криксы денныя, ночныя и полуночныя, а нам дайте сон денной, ночной и полуночный»[25]. Бессонницу убеждают, что в новом месте обитания ей будет несравнимо лучше: «Идите себе на луга да на берега, на мхи да на болота, на сухие очерета, да на гнилые колоды. Там вам гулять, там вам роскоши занимать, где Ангельский глаз не заходит, и куриный глас не находит»[26], «… на вечерныцы дэ молоди молодыцы, дэ нова хата, дэ здорови викна. Там пьют, гуляють и бессоныцы дожидають» [27]. Считается, что если в момент рождения на свет ребенка прокукарекает петух – на новорожденного нападут «криксы». После этого младенца для излечения несут в курятник, кланяются петухам и трижды произносят: «Пейте-пейте петухи, примите криксы от души». После чего ребенка головой подносят к петуху («чтоб петух пококчал»), а затем, уже вернувшись в дом, добавляют: «Криксы-криксы, кочаты, идите к чёрту под чарты»[27]. Больного сухотою обсыпали зерном, а затем давали это зерно курам, со словами: «Куры, курицы, возьмите мою болезнь» [5]. Самое широкое применение в народно-медицинской практике находили куриные яйца. Они использовались в лечебно-магических обрядах при лечении испуга, сглаза, порчи. При лечении лихорадки в ст.Ахметовской на шее носили (в течение двух дней) «наговоренное» яйцо, которое затем выбрасывалось на перекрестке дорог со словами: «Вас 77, нате вам гостинца всем»[5]. В ст.Хопёрской практиковалось схожее лечение лихорадки. У больного срезали ногти на руках и ногах, складывали в куриное яйцо, которое затем, рано утром, относили в «глухое место» и там бросали через себя со словами: «Вас 77, нате вам подарки всем». Затем следовало идти не оглядываясь домой [5]. По свидетельству М.С.Булах (1909 г.р.) в ст.Тамань умывались над красным пасхальным яйцом для здоровья. «Паскы посвитять прыйдуть и вмываться. В чашку нальют воды и яичко положуть. И вмываются в этой води… Хто последний вмывается, той яичко бирэ. Батко каже: «Будытэ здорови, краснощёки як яичко»… Скорлупу тико курям отдавали, не выбрасывалы [чтоб лучше неслись куры — М.С.]» [5]. Огнестрельные, рваные раны заливали белком куриного яйца [28]. Если болели глаза, то их закапывали жидкостью, полученной из желтка куриного яйца (на сваренный вкрутую желток сыпали сахар – выделялась жидкость), или использовалась толченая мальва, намазанная или облитая яичным белком [29],[30] . Если «моча не держится», то собирали с десятка яиц пленку, которая содержится между скорлупой и круто сваренным яйцом. Её затем сушили, толкли, разводили водой и пили [ст.Пшехская, 5]. При ожоге, пораженные участки кожи, смазывали белком яйца. В ст.Гостагаевской тухлое яйцо добавляли в воду, которая образуется при гашении извести и затем смазывали ожоги [5]. Скорлупу яиц высушивали, растирали и давали детям, у которых были кривые ноги, а также использовали при переломах [5]. Для этой же цели употребляли «масло», которое выжигали из желтка яйца. Пережжённую на золу скорлупу «свяченых» яиц применяли при болезни яичников. От перхоти смазывали волосы яичным белком, а затем мыли горячим раствором буры. При воспалении легких грудь намазывали толчеными квасцами, смешанными с яичным белком [5]. При кровяном поносе, недержании мочи использовали пленку, которую сдирали с пупка курицы. Её сушили, толкли в муку и употребляли в качестве лекарства, запивая водой. При болезнях печени употребляли в пищу (в сыром виде) печень черной курицы. Считалось, что куриная печень рассасывает камни в печени. При малокровии употребляли в пищу куриную кровь. Теплый куриный помет разводили холодной водой. Кипятили, а затем лечили им плохое зрение.

Корова. Корова подобно овце, волу, оленю у кубанских казаков относится к «чистым» животным [14]. Считалось, что животное это обладает охранительными свойствами. Поэтому, например, на коле изгороди вешали череп коровы, а счастливым местом для строительства хаты считали то, где обычно располагались на отдых коровы [31]. С коровой и продуктами, которые получаются из молока, связано наибольшее количество лекарственных средств животного происхождения в народной медицине кубанцев. К больному глазу прикладывали сырое говяжье мясо. Мясо, посыпанное толчеными квасцами, прикладывали к опухолям. Бычья желчь применялась при лечении желтухи, а печень черного быка при лечении болезни печени. В «требуху» (желудок) только что убитой коровы вкладывали ребёнка больного рахитом. Процедуру повторяли несколько раз (для этого ездили на бойню)[32]. «Если человек чахнет», из коровы удаляли внутренности, человек влезал внутрь по горло и оставался там несколько минут[33]. «Обкладывание» или «обёртывание» в шкуру свежеубитого зверя широко практиковали кочевники Центральной Азии, у монголов оно часто заменяло горячие ванны [10]. Говяжью желчь применяли (мазали ноги и пили) при лечении глазной болезни (когда ресницы растут внутрь, а не наружу), при лечении гноящихся ран. Мелко рубленое свежее мясо, посыпанное перцем (если не было сердцебиения), ели сырым или слегка поджаренным при бледной немочи [34]. Мозоли лечили сырым мясом, которое предварительно смачивали в течение нескольких часов в уксусе [35]. Кровь пили старики как укрепляющее средство. Если на теле обнаруживали растущую опухоль, то шли на бойню и искали «каменную голову» (череп коровы). Опухоль давили косточкой (передними зубами), трижды читали «Отче наш». Когда шли на бойню, ни с кем не разговаривали. Лечение осуществлялось до восхода солнца [ст.Попутная Краснодарского края, 5]. Огник [кожная болезнь — С.М.] смазывали растопленным говяжьим жиром. При помощи коровьего навоза лечили ревматизм. В кадушку клали горячий навоз, в него ставили валенки, затем становились в эти валенки и парили ноги [ст.Некрасовская Краснодарского края, 5]. Навоз, собранный на Троицу, «откидывали» на плетень и сушили, а затем им подкуривали бышиху [кожная болезнь — С.М.] [ст.Новодонецкая Краснодарского края, 5].

Не менее употребительны для лечения были молочные продукты. При кашле пили горячее молоко с красным перцем. При отравлении пили молоко с содой. Парное молоко считалось хорошим средством от рвоты. От бессонницы полагалось выпить перед сном стакан молока. Кислое молоко использовали при роже, укусах тарантула [36], в косметических целях: чтобы лицо было чистым [37]. Для лечения трофических язв пили простоквашу. Сибирку лечили кислым молоком с нашатырным спиртом, кислым молоком с жжеными квасцами, а отравление – кислым молоком с содой. Змеиные укусы также лечили кислым молоком (считалось, что оно вытягивает змеиный яд) [5]. Волосы мыли сывороткой (чтобы лучше росли). Самое раннее молозиво использовалось как вытяжное средство при гнойных струпьях, причиной которых являлась золотуха [37]. При спазмах желудка ели хлеб, намазанный маслом и густо посыпанный охотничьим порохом. Топленое коровье масло пили при кашле [38]. Немного коровьего масла помещали на блюдце, а сверху делали купол из бумаги, которую поджигали. Полученной коричневой жидкостью смазывали лишай, экзему [ст.Бжедуховская Краснодарского края, 5]. Сухую кожу смазывали сливочным маслом. Новорожденного также смазывали сливочным маслом, чтобы у него была здоровая кожа. Мазью из растопленного свежего масла с острой водкой лечили золотушные струпья. Мякиш хлеба, который обмакивали в полурастопленное свежее масло, прикладывали к больному месту при груднице[39], [40]. Для облегчения родов половые органы женщины смазывали свежим несоленым маслом [18]. При трещинах сосков и воспалении грудей у женщин смазывали больное место свежим несоленым маслом. При лечении мастита применяли сметану [41].

Собака. Считалось, что собака одарена вещим чутьем, способностью предсказывать будущее. С ней связан целый ряд примет. Собака воет, поднимая голову вверх, – к пожару [42]. Если собака воет подняв голову вверх, – воет на ветер, а опустив вниз, к несчастью [43]. Собака воет во дворе, роет землю под домом – к покойнику [5]. Она, по народным представлениям, обладает лечебными и магическими свойствами. Так, если беременная будет бить собаку, то у новорожденного на спине появится собачий волос (гостриц), ребенок будет корчиться от боли и «выгинаться» [5]. Собачью шерсть, кости, кровь, слюну, жир, мясо, экскременты использовали в качестве лечебных средств. При лечении грыжи больное место смазывали собачьей кровью [43]. Если начинала гнить нога (от перелома), то следовало сжечь собачье ребро, потолочь его и золой присыпать рану [44]. При лечении бельма сухие собачьи экскременты перемалывали до порошкообразного состояния и засыпали (через трубочку) в глаз (ст.Новодонецкая Краснодарского края, 5) Сучье вымя (гидроденит) смазывали сметаной, а собака (сука) должны была её слизать. Аналогично лечили мастит, только тут слизывать сметану должен был щенок[45]. Чтобы быстрее заживала рана, надо было, чтобы её облизала собака (ст.Воронежская Краснодарского края, 5). Собачьи укусы лечили следующим образом: у животного выстригалась шерсть (крестообразно) пережигалась на золу, смешивалась со сливочным маслом или жиром и прикладывалась к ране. При воспалении легких, туберкулезе ели собачий жир и мясо (мясо молочных щенят) [5]. При «сильно развитых ранах» прикладывали убитых щенят [45]. При лечении сухот у детей по телу больного катали калач, который затем отдавали (через левое плечо) черной собаке [5].

Рыба. От болезни глаз ребёнка поили рыбьим жиром и закапывали в глаза. Рыбий жир также использовали при лечении простуды, воспаления лёгких, ожогов. Рыбьей желчью лечили катаракту, воспаление лёгких. Свежую рыбу прикладывали к больным суставам при полиартрите. Сырую рыбу неделю настаивали на водке и пили «от пьянства» [5]. Рыбью чешую пережигали на сковородке и полученным порошком присыпали струпья при золотухе [46]. При лихорадке носили в узелке на шее усы сома. Затем следовало их выбросить в речку (через голову) и плюнуть туда же [ст. Некрасовская,5). Ребёнку до года запрещалось есть рыбу («дитё не будет долго разговаривать») [5].

Заяц. Заячью шкуру прикладывали к нарывам, чирьям. При груднице прикладывали шкуру зайца, смазанную сметаной. При скарлатине использовали заячью шкуру, смазанную козьим или свиным жиром, а при лечении золотушных опухолей намазывали её сметаной[47]. При ревматизме носили чулки из заячьей шкуры, а при радикулите – пояс. При нарывах прикладывали заячью лапу [5].

Свинья. Свиной жир употребляли при простуде, воспалении легких, туберкулезе. От кашля пили горячий смалец с молоком. При ревматизме тело растирали смальцем. При огнике (вогныке) лицо смазывали салом, которое затем выбрасывали через голову за порог. Применяли также свиное сало, смешанное с сажей от котелка, в котором варили пищу в поле. Если человек терял слух, то ему в ухо закапывали свиной жир, смешанный с луковым соком. Растертым в свином сале порохом лечили раны. От лихорадки «жидовки» (приступы исключительно ночью) мазали лицо освященным салом [48]. Плиснявки лечили свиной слюной. При поносе употребляли пережженный на золу свиной желудок [5]. Болезнь, которая называется васа (чешется между пальцами ног и пухнет) лечили ванночками из свиной мочи. Свиной помёт поджаривали на сковородке вместе с льняным маслом и тепловатым прикладывали к опухшим местам при скарлатине [47]. Свиной желчью мазали нарывы, раны, её пили с мёдом «от желудка» [5]. Огнестрельные раны закладывали растопленным свежим свиным салом или мозгами [49].

Медведь. Медведь, как животное огромное и сильное, как считалось, мог чудесным образом повлиять на здоровье человека. «Для здоровья младенца» следовало покатать его верхом на медведе. При радикулите медведь должен был «потопать» по спине больного [50]. Медвежий жир пили при воспалении легких и туберкулезе, а желчь применяли при болезнях желудка и ревматизме [5].

Кошка. Кошка, как считалось, относится к «нечистым» животным, с ней связано немало суеверий, примет, запретов. Так, ребёнку запрещалось спать с кошкой («кошка мурлыканьем память заберёт»). В облике «мохнатой кошки» с закрученными вниз рогами представляли лихорадку [51]. По народным представлениям кошка связана с домовым [52], [53]. Считалось, что кошка «убивает змею», поэтому змеиный укус обводили лапой одномастной кошки [5]. При насморке поджигали хвост черной кошки (живой) и давали нюхать больному[38]. Кошачьи экскременты применялись при лечении рака, экзем. Пережженной кошачьей шерстью лечили царапины, причиненные кошкой. Кошачьи мозги использовались в любовной магии (при их помощи делали «присухи») [5].

Гадюка. «Змеи, черепахи и другие земноводные считаются в высшей степени вредными существами. За одну убитую змею Бог прощает 10 грехов» – отмечал Ф.Ф.Арканников [14]. За змею, убитую на Сдвиженье (Воздвиженье Животворящего Креста Господня) прощается 40 грехов [5]. Считалось, что змея могла заползти в рот к человеку (как правило, во время сна). В таких случаях перед лицом пострадавшего следовало положить зеркало и несколько ягод земляники. Считалось, что змея, увидев ягоды, выползет [5]. Змея могла быть причиной лихорадки. «Сидели мы за скирдами, в холодочку, а потом она солома падает и падает. Гадюка упала за рубашку, а потом как выскочет с подола, да в сарай. Я тода заболела. У меня температура сразу, жар. Палит меня малярия» (Семенцова А.П., 1912 г.р., ст. Новодонецкая Краснодарского края, 5). Одно из наказаний за нарушение запрета на работу в православные праздники также связано со змеями. Говорили, что если кормящая ребёнка женщина работает в праздники, к её груди присосутся змеи [5]. В случае засухи полагалось убить змею (лягушку) и повесить её на куст [5]. Кожа гадюки («выползок»), найденная осенью, высушивалась, толклась в порошок и употреблялась при лечении ран, лихорадки (пили с водой) [38]. Этот же порошок применяли и во вредоносных целях – у человека, выпившего порошок, «в серёдке заведутся гадюки» [38]. Если долго «трепала» лихорадка, то на груди, «вместо крестика», носили кожу змеи («гадючью рубашку») [5]. Считалось, что голова гадюки, повешенная на шею хоть на один день, излечивает какую угодно лихорадку [54].

Овца. Бараний жир (бараний жир с медом) использовался при лечении воспаления лёгких, туберкулёза. При простуде, столовую ложку овечьего молока нагревали и пили «на тощий желудок». Это же средство использовали и «от кошмара». Ожоги смазывали сметаной с пережженной овечьей шерстью (38). Желчь использовалась при лечении ран. При ангине готовили компресс из намыленной овечьей шерсти [15].

Коза. При «грудной болезни» растирались козьим жиром и ложились на печь. Козьим жиром лечили и скарлатину (на заячью шкуру накладывали козий жир и прикладывали к горлу). При простуде растирали тело жиром и пили его в сочетании с молоком. При «кашле и тяжести в груди» прикладывали к груди сахарную бумагу, пропитанную козьим жиром [38]. Козьим жиром смазывали нос при опухании [55]. «Против трещин на груди» использовали козий жир, пережженные квасцы, белок яйца (смешивали и мазали 3 раза в день) [18]. Для осветления кожи использовалась эмульсия, полученная из козьего жира и цинкового порошка.

Рак. При помощи рака лечили каменную болезнь. «У рака в местах нахождения глаз находятся два чечевицеобразные твердые известковые тельца, в просторечии «жернова». Истолочь в порошок и с водкой»[38]. Эти же «жернова» использовали, чтобы очистить запорошившийся глаз (закладывали в глаз и ворочали). Раков ели от золотухи. Шейки раков, разрезанные пополам, прикладывали несколько раз в день к ранам при раке [56].

Голубь. Употребление мяса голубя считалось грехом. Этот запрет объясняли тем, что голубь изображает собой Духа Святого [57]. Верили, что у голубя между 2-мя перьями есть одно из крыла ангельского. Кто «отгадает» и «овладеет» им – смягчится сердцем и сам станет к людям добр. Через этого человека мир поселится в людях, не будет войны [57]. Голубиное сердце, зола от голубиного гнезда с двумя яйцами использовались в магических целях (при привораживании понравившегося человека).

Воробей. При травме, ушибе к больному месту прикладывали сухой воробьиный помёт, смешанный с козьим жиром. При лечении остеомиелита на рану, свищ клали, разрезанного пополам, воробья [5].

Ремез. Считалось, что синица ремез имеет чудодейственную силу, имеющий её никогда не заболеет лихорадкой.

Лошадь. По свидетельству Розенберга, ступив на то место, где валялась лошадь, следовало сплюнуть налево, иначе нападут лишаи [38]. Ожоги лечили конским навозом. Чеснок с конским навозом применялся при лечении лишая. Стригущий лишай мазали жидкостью, которую выдавливали из конского навоза. При отравлении алкоголем, следовало напоить больного «Марьиной травкой» (выжать в стакан конский навоз и дать выпить больному) [5]. От оспы прикладывали тряпки, смоченные в жидкости, полученной от выжимания свежего лошадиного помёта [47]. Столовую ложку этой жидкости давали при поносе [43]. От водянки закапывали больных в навоз. Рекомендовалось проводить эту процедуру в бане [59]. При ревматизме высушенным теплым навозом обкладывали больные места, зарывались по пояс в сопревший лошадиный навоз [38]. Из свежего конского навоза готовили паровые ванны при геморрое. При ревматизме натирались перетопленным мозгом из ноги падшей лошади [60]. При «запоре мочи» употреблялся буж из одной волосины хвоста белой лошади [38].

Пиявки. В первой половине XIX века ловля пиявок «в вековых болотах прикубанских и приморских» являлась одной из статей дохода войсковой казны Черноморского казачьего войска, вместе с добычей нефти она давала ежегодно около 1000 рублей [61]. Пиявки служили и предметом торговли с горцами, казаки тоже охотно покупали их, а затем использовали для лечения[62]. Пиявки считались войсковой собственностью. Войско заботилось об охране пиявок. Их вывоз за пределы войска был запрещен и обложен пошлиной (она забиралась натурально, в виде десятой пиявки в пользу войска – для войскового госпиталя [63]. Отлавливали пиявок в болотах, плавнях, стоячих реках. Чтобы пиявки появились, били по воде палкой, имитируя вход скота в воду. На ногах раздирали раны, а когда пиявки присасывались – их собирали и складывали в сумку, наполненную землей, которую хранили в прохладном месте. Пиявок держали в дождевой воде. «Подпускали» пиявок к больному через камышину, либо поместив пиявку в рюмку, а руку или ногу опустив в воду. Пиявок также ставили на затылок и за ухо. Они применялись как кровопускательное средство, удалявшее излишнюю или худую кровь. При их помощи лечили головную боль, радикулит, гипертонию, флюс, закупорку вен на ногах, болезни печени, чирьи. Когда пиявка набирала крови, то её посыпали солью и она отпадала, выпустив кровь. Её помещали в воду и использовали многократно [5].

Лягушка, жаба. Как правило, в обыденной речи всех бесхвостых земноводных называют жабами [64]. Эта же путаница сохраняется и в народно-медицинской терминологии. Поэтому мы сочли возможным рассмотреть лечебное использование этих двух земноводных в одном разделе.

Лягушке приписывается магическая способность чудесным образом влиять на природу (если лягушку убить и повесить на куст – пойдет дождь), человека (лягушка скрутит фигу – умрёт мать). Считалось, что убивать лягушку – грех. Верили, что если беловатая жидкость, которую выделяют особые бугорки на её спине, попадет на руки, то на них потом вырастут бородавки [5]. При лечении шпор жабу разрывали пополам, прикладывали к подошве ноги и так ходили. Её же прикладывали при закупорке вен на ноге. От продолжительной лихорадки носили на шее в мешочке лягушку (пока не пройдет болезнь). При лечении рака использовали жир лягушки и индюка [5]. Лягушка применялась и в народной ветеринарии. Если у коровы «останавливался желудок» (а также при высокой температуре), то следовало дать ей проглотить лягушку [5].

Мышь. В народно-медицинских представлениях, заговорах с образом мыши и её способностью грызть соотносится метод «выгрызания» болезни, например, грыжи[5]. Однако это животное применялось и для вполне утилитарной лечебной процедуры. Так, в ст.Преградной Карачаево-Черкесской Республики при лечении грыжи, мышь за уши подносили к больному месту, чтобы она его укусила [5].

Утка. Оригинально избавлялись от застрявшей в горле рыбьей кости. Надо было в горло больного поместить голову утки, чтобы она крякнула там [5].

Летучая мышь. Летучая мышь использовалась в любовной магии. Её ловили и помещали в муравейник (под горшок), а затем выбирали из образовавшегося скелета две кости (с крючочком). Их следовало носить с собой. А для привлечения внимания «нравящейся особы» нужно было незаметно для неё зацепить её этими крючками. Летучую мышь также прибивали к воротам гвоздем, носили в ладанке на груди «столчёные» кости [65].

Ёж. Ежиным жиром, мясом лечили желудок, туберкулез.

Дикая кошка. Жир дикой кошки применялся от ожога, сыпи на теле, туберкулеза.

Барсук. Барсучьим жиром лечили воспаление легких, туберкулез. Аналогично использовали и жир енота и куницы.

Гусь. Гусиным жиром лечили ожоги. Жир также пережаривали с луком, добавляли туда сливочное масло и использовали его при лечении ожогов.

Ящерица. Ящерица использовалась при лечении шелудей. Её сжигали на огне, чтоб образовался пепел, который затем прикладывали к больному месту.

Крот. Если крот роет нору со двора – домочадцев ждет скорая смерть. При лечении грудницы прикладывали свежесодранную шкуру крота.

Слепец кавказский. Интересные представления связаны с животным, которое на Кубани имеет различные названия: зиньскэ щиня (жинскэ (жинска) щиня), женский щенок, земляной кутёнок, хомяк, слепой кутёнок (см. табл.). Речь идет о кавказском слепце. Своеобразной его особенностью является полное отсутствие глаз; там, где должны быть глаза, проходит кожная складка, идущая от углов рта к затылку. Из ротовой полости далеко вперед торчат довольно большие нижние резцы. Ведет слепец подземный образ жизни, а на поверхности становится беспомощным, хотя, чувствуя опасность, злобно хрюкает, сопит, поднимает вверх голову и выставляет вперед из полуоткрытого рта свои ужасные зубы [66] . Английский шпион Э.Спенсер, составивший в 1830 году описание Черкесии, так характеризовал этого зверька: «Существуют также различные виды кротов; так называемый slepez, впервые открытый в степях Крымской Татарии, также является аборигеном низин Кавказа; здесь они, однако, больше в размерах и более свирепые. Он во всех отношениях подобен обычному кроту, за исключением головы, плоской и широкой, как у выдры; вооруженной самыми громадными клыками, оказывается, что столь маленькое животное – опасный враг; и его отвага такова, что передвигаясь в большом количестве, они редко отклоняются от своего пути, кусают и разрывают всё, что встречают на своем пути» [67].

О происхождении слепца существуют легенды, зафиксированные, в большинстве своем, на Украине, в том числе и на метропольных территориях кубанских казаков. В одной из них говорится, что зиньскэ щиня появилось на свет от собаки, которая обратилась женщиной. В девятом поколении рода, происходящего от собаки, у женщины родились щенки (зиньскэ щиня). Господь заклял зиньскэ щиня, чтобы оно не видело, т.к. оно очень на людей сердито [68]. Слепцы рождаются от женщины за её грехи. Они страшно злы и ядовиты (считалось, что кого укусит этот зверек, тот умрет) и из-за этого Бог лишил их зрения. Если бы у них было зрение, то они бы людей ели [69]. Нами в 1992 году на х.Левченко записана легенда о происхождении слепца от сына богатого казака, которого отец для того, чтобы выиграть спор о плодородном поле у бедняка, закопал по горло в землю (он должен был подтвердить принадлежность поля отцу и откликнуться на его зов) [5].

Описания слепца, зафиксированные в разных станицах Кубани, схожи и разнятся лишь в деталях. «Такой серый, здоровый… У него там клыки такие!» [ст. Кущевская, 5]. «Он такой злючий, хвост большой рыжий. Он кидается на человека, на лицо, хватает» (ст. Новодонецкая, 5). «Слепые кутята. Похож на хомяка. Жил в прилеске, в норе, в бурьяне» (ст. Некрасовская, 5). «Он как крыса этот зверь, дикий, а зубы у него здоровые» [ст.Спокойная, 5]. «Они даже хватают людей. Оно такэ не дюже большое, желтенько, утут [на шее — С.М.] чуть-чуть беленьке. Усики и зубы таки злые-злые» [х. Барыбин, 5]. «Если какая-нибудь женщина сердится, то про неё говорили: «Злючая как женский щенок». [ст. Новодонецкая, 5].

Животное это считается чудодейственным. После своей смерти оно сообщает будто бы необычайную силу своему убийце. Человек, задушивший его определенным способом (см. табл.) получал целебный дар излечивать «горловые болезни»: жабу, паколки, зиння щеня, гланды, глотошную, соски, завалки, зубыще, опахолку, заушницу [ангину, свинку, скарлатину — С.М.], а также заражение крови. В  ряде станиц слепцом / слепухом называли крота, его же следовало и душить (см. таблицу). В ст.Новодонецкой, к примеру, знали о слепце кавказском (он назывался женский щенок), но убить следовало крота. В ст.Тамань крота называли зиньскэ щиня. Душить слепца следовало, произнося молитву «Отче наш». У зверька надо было попросить прощения [ст. Тамань, 5]. Лечили «горловые болезни», придавливая больные железы (снаружи и изнутри) с большим мучением для больного. Причем, лечение осуществлялось теми же пальцами, которыми душили животное (если душили зверька большим, указательным и средним пальцами, то этими же пальцами и лечили). При этом, в ряде случаев, читают «Отче наш» и произносят заговор. В ст. Новодонецкой прежде читают «Отче наш», а затем: «Сучище, сучище, возьми своё зубище от крещёного, молёного имярек». В ст.Роговской произносят: «Як на хати становятся кроквыйцы, так во рту становятся зубыща. Дым у гору, зубыщи в гору. Дым упадае – зубыще пропадае» [5]. По свидетельству М.Харламова такой знахарь все время берёг свои пальцы от грязи, редко кому подавал правую руку для рукопожания. Односельчане почитали его, и если приглашали в дом, относились к нему с большим уважением [70].

К  сожалению, народная медицина кубанцев, как со стороны этнографов, так и со стороны специалистов в области естественнонаучных дисциплин, изучена недостаточно. В связи с этим закономерно появление псевдонаучных изысканий, спекулирующих на конъюнктурности этой проблемы [71].Сложившиеся в этнографической науке представления о народной медицине восточных славян [см., напр., 28] как, в основном, о траволечении зиждутся, по большей степени, на стереотипе исследовательского подхода к данной области традиционной культуры, нежели чем на реальном фактологическом материале. К основным методам народной медицины у кубанских казаков относится терапия с использованием средств животного происхождения (лекарственных животных). Дальнейшего совершенствования требуют исследовательские программы для сбора полевого этнографического материала по народной медицине для того, чтобы сделать богатейший народный опыт по использованию лекарственных животных доступным для комплексного изучения представителей различных научных дисциплин.

Таблица

 Народно-медицинские представления, связанные со слепцом кавказским и кротом

Название населенного пункта

Местное название животного: кавказского слепца (к.с.) или крота (кр.)

Болезни, которые излечиваются при помощи животного

Способ убийства животного (какими пальцами душат)

ст.Некрасовская Краснодарского края

хомяк – к.с.

жаба, паколки

большим, указательным, средним

ст.Некрасовская Краснодарского края

слепой кутёнок – к.с.

соски

большим, безымянным

ст.Константиновская Краснодарского края

слепух – кр.

глотошная

средним, большим

ст.Шкуринская Краснодарского края

жинскэ щиня – с.к.

паколки

большим, безымянным

ст.Кущевская Краснодарского края

зиньскэ щиня – с.к.

ангина

большим, средним

ст.Хопёрская Краснодарского края

слепец – кр.

паколки

большим, безымянным

ст.Некрасовская Краснодарского края

слепой кутёнок – с.к.

соски

большим, безымянным

ст.Старолеушковская Краснодарского края

зиньскэ щиня – с.к.

паколки

большим, указательным; большим, средним; большим

ст.Новодонецкая Краснодарского края

слепец – кр.

глотки, паколки, скарлатина

большим, указательным, средним

ст.Мартанская Краснодарского края

крот

ангина

большим, указательным

ст.Попутная Краснодарского края

женский щенок – с.к.

паколки

большим, указательным

cт.Левченко Краснодарского края

жинске щиня – с.к.

паколки

большим, средним, безымянным

ст.Тамань Краснодарского края

зиньскэ щиня – кр.

гланды, завалки

мизинцем, большим; средним, большим

пос.Приморский Краснодарского края

зиньскэ щиня – кр.

паколки

большим, указательным

ст.Келермесская Республики Адыгея

крот

паколки

средним пальцем

ст.Малотенгинская Краснодарского края

женский щенок – с.к.

глотки, паколки

указательным, средним

г.Ейск Кубанской области 

зиньскэ щиня – землеройка

опахолка

всеми пальцами

г.Ейск Кубанской области 

слепец – кр.

горловые болезни

большим и безымянным

ст.Ярославская Краснодарского края

слепух – кр.

паколки

большим, указательным; большим, средним; большим, безымянным

ст.Баговская Краснодарского края

слепец – кр.

паколки

большим, указательным

ст.Пластуновская Краснодарского края

зиньскэ щиня – с.к.

свинка, ангина

указательным, средним

ст.Троицкая Краснодарского края

жинскэ щиня

ангина

большим, указательным

ст.Бжедуховская Краснодарского края

слепец – кр.

гланды, завушница

большим, безымянным

х.Барыбин Краснодарского края

зиньскэ щиня – с.к.

заражение крови (если режут скот и кровь животного попадает в рану на руке)

всеми пальцами

ст.Бжедуховская Краснодарского края

зиньска щиня – с.к.

заушницы

большим, безымянным

с.Сенгелеевское Ставропольского края

хомяк – с.к.

ангина

средним, большим

х.Ново-Красный Краснодарского края

крот

гланды

всеми пальцами

ПРИМЕЧАНИЯ

 1. Плотников Г.К. Животный мир Краснодарского края. – Краснодар, 1989. – С.10.
2. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. – Екатеринодар, 1910. – Т.1. – С.559.
3. Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. – Краснодар, 1996. – С.409.
4. Химия и жизнь. – 1987. – №2.
5. Полевые материалы фольклорно-этнографических экспедиций 1983 – 2002 г. Краснодарский и Ставропольский края. Республика Адыгея и Карачаево-Черкесская Республика. Хранятся в  личном архиве автора.
6. Торэн М.Д. Русская народная медицина XIX – начала XX вв. // Торэн М.Д. Русская народная медицина и психотерапия. – СПб., 1990. – С.202.
7. Богоявленский Н. Древнерусское врачевание в XI – XVII вв. – М., 1990. – С.85.
8. Болтарович З.Є. Народна медицина українців. – Київ, 1990. – С.135.
9. Мазалова М.Е. Народная медицина в традиционной русской культуре // Торэн М.Д. Русская народная медицина и психотерапия. – СПб., 1990. – С.484.
10. Наука и религия. – 1991. – №2.
11. Кузьмина К.А. Лечение пчелиным медом и ядом. – Саратов, 1965. – С.63.
12. Апитерапия сегодня. – Бухарест, 1982. – С.5.
13. Попка И.Д. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту: очерки края, общества, вооруженной силы и службы в двух частях. – Краснодар, 1998. -С.71.
14. Арканников Ф.Ф. Николаевская станица. Статистико-этнографическое описание // Кубанский сборник. – Екатеринодар, 1883. – Т.1. – С.578.
15. Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани. – Москва, 1967. – С.65.
16. Павлевский Т. Народные поверья и заговоры, относящиеся к пчеловодству // Кубанский сборник. -Екатеринодар, 1899. – Т.5. -С.3.
17. Мажников С.Н. Народная медицина в г.Ейске (Кубанская область) // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа (СМОМПК). – Тифлис, 1893. – Вып. 16. – С.119.
18. Живилло К. Народные приемы ухода за роженицами и новорожденными в некоторых станицах Кубанской области // СМОМПК. – Тифлис, 1893. – Вып.16. – С.29.
19. Бондарь Н.И. Тематика и мировоззренческая основа традиционных гаданий кубанских казаков (вторая половина XIX – начало XX в.) // Проблемы археологии и этнографии Северного Кавказа. – Краснодар, 1988. – С.167.
20. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания и заговоры, распространенные среди жителей г.Ейска // СМОМПК – Тифлис, 1893. – Вып. 16. – С.271.
21. Там же, с.264.
22. Кубанские областные ведомости (КОВ). – 1901. – № 137.
23. Куракеева М.Ф. Верхнекубанские казаки: быт, культура, традиции (XIX – начало XX в.). – Черкесск, 1999. – С.98.
24. Харламов Н. Суеверия, поверья, приметы, заговоры, собранные в г.Ейске // СМОМПК – Тифлис, 1893. – Вып. 16. – С.12.
25. Соболь И. Заметки о болезнях, замечаемых в станице Кубанской и о местных средствах против них // СМОМПК – Тифлис, 1893. – Вып. 16. – С.145.
26. Товпекин. Болезни и врачебные средства в станице Бекешевской Кубанской области // СМОМПК – Тифлис, 1893. – Вып. 16. – С.148.
27. Фонотека НИЦ ТК ГНТУ «Кубанский казачий хор». Фольклорно-этнографическая экспедиция 2002 г. Гулькевический район, х. Новокрасный. Информатор: Лисицкая Д.С. 1931 г.р. Исследователь: Хачатрян С.Ю.
28. Торэн М.Д. Русская народная медицина XIX – начала XX вв. // Торэн М.Д. Русская народная … – С.202.
29. КОВ. – 1898. – № 88.
30. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.174.
31. Ходарев С.С. Станичные суеверия. – Ставрополь, 1997. – С.155.
32. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.177.
33. Стефанов Г. Город Ейск: статистико-этнографическое описание // Кубанский сборник. – Екатеринодар, 1883. – Т.1. – С.565.
34. Мажников С.Н. Народная медицина… С.126.
35. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.175.
36. Там же, с.169.
37. Мажников С.Н. Народная медицина… С.100.
38. КОВ. – 1901. № 217.
39. Мажников С.Н. Народная медицина… С.99.
40. Там же, с.125.
41. Семенцов М.В. «Здравствуй, колодец Иван, земля Татьяна, вода Ульяна! Я пришла за здоровьем…» // Кубанский краевед 3. – Краснодар, 1992. – С.153.
42. Ходарев С.С. Станичные… С.76.
43. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.268.
44. Стефанов Г. Город Ейск… С.291.
45. Шахов Д. Воронежская станица: Статистико-этнографическое описание // Кубанский сборник. – Екатеринодар, 1883. – Т.1. С.652.
46. Мажников С.Н. Народная медицина… С.169.
47. Там же, с.51.
48. Харламов Н. Суеверия, поверья, приметы … С.20.
49. Торэн М.Д. Русская народная медицина XIX – начала XX вв. // Торэн М.Д. Русская народная … – С.140.
50. Стефанов Г. Город Ейск… С.292.
51. КОВ. – 1901. – № 272.
52. Ходарев С.С. Станичные… С.102.
53. КОВ. – 1901. – № 317.
54. Харламов Н. Суеверия, поверья, приметы … – С.28.
55. Мажников С.Н. Народная медицина… С.112.
56. Мажников С.Н. Народная медицина… С.104.
57. КОВ. – 1905. – № 86.
58. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.156.
59. Мажников С.Н. Народная медицина… С.103.
60. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.161.
61. Попка И.Д. Черноморские казаки… С.140.
62. Там же, с.123.
63. Краснодарские известия. – 1995. – 20 янв.
64. Плотников Г.К. Животный мир Краснодарского края. – Краснодар, 1989. – С.73.
65. Горбанев П. Суеверия, приметы, гадания… С.271.
66. Семенцов М.В. Народная медицина кубанских казаков. – Краснодар, 1992. – С.24.
67. Спенсер Э. Путешествие в Черкессию. – Майкоп, 1994. – С.95.
68. Петров В. Новi Украiнськi варiянти легенд про походения лихих жiнок // Етнографiчний вiсник. – Киiв, 1928. – Кн.6. – С.56.
69. Булашов Г. Украинский народ в своих легендах, религиозных взглядах и верованиях (на укр.яз.). – Киев, 1992. – С.44.
70. Стефанов Г. Город Ейск… С.286.
71. Имеется несколько статей С.В.Жабчик крайне низкого научного уровня. Они основаны на давно введенном в научный оборот материале, который содержится в публикациях дореволюционных бытописателей и прямом плагиате из статей современных исследователей. Примитивные попытки суждений о народных медицинских знаниях кубанских казаков, отсутствие полевых этнографических материалов в работах данного автора, свидетельствуют о некомпетентности исследовательского подхода к традиционному врачеванию, незнанию основополагающих научных работ, посвященных народной медицине.

 

Впервые опубликовано (источник): Семенцов, М.В. Использование средств и продуктов животного происхождения в народной медицине кубанских казаков [Текст] / М.В. Семенцов // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северного Кавказа за 2002 год. Дикаревские чтения (9) : материалы Региональной науч. конф., Краснодар, 10 – 13 окт. 2003 г. – Краснодар :  Изд-во «Крайбибколлектор», 2003. – С.75-90.

При перепечатке ссылка на источник и сайт dikoepole.com обязательна

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s