Слагаемые победы: от этнографического кружка к этноспорту

 словесность

В данной статье будет представлен опыт работы в области традиционной воинской культуры донских казаков. Проблематика заявленной темы находится в области вопросов выживаемости этноса в условиях глобализирующегося мира, сохранении в качестве институциональных форм остатков традиционной культуры, трансляции культурного опыта и формировании на его основе этнической идентичности. Наконец, важным является вопрос об аутентичности элементов воинской культуры, об их оберегании от различного рода подделок и симуляций в виде разных псевдоказачьих явлений. Со всеми этими вопросами нам приходилось встречаться на протяжении двух десятков лет, сталкиваясь и работая в различных образовательных учреждениях.

В 1994 году я пришел в школу на должность учителя истории и обществознания, практически сразу стал учиться на историческом факультете РГУ. Круг моих интересов касался истории и культуры донского казачества, в силу отеческого воспитания и социального окружения. В школе я создал кружок по «практической этнографии», который представлял собой работу одних учеников над заданиями по сбору и анализу эмпирического материала (до сих пор у меня хранятся в архиве доклады по свадебной, похоронной, родильной, календарной обрядности в Задонских хуторах и станицах), и работу в вечернее время с другими учениками, по апробации и освоению полученного опыта в области состязательной культуры. Выходом для подобных штудий служили массовые мероприятия, которые мы устраивали в праздничные дни – Святки, Масленицу, день Семена Летопроводца и другие. Часть этнографического материала публиковалась мной в различных научных изданиях /1/.

фото кулачки

После моего повышения в должности от учителя истории до завуча школы у меня возникла идея, которую я храню до сих пор ‑ создание школы этнокультурного воспитания. Так, впервые, я столкнулся с проблемой формирования этнической идентичности и сохранения традиционной культуры сельского населения Дона. В этом вопросе источниковой базой мог служить только эмпирический материал, полученный экспедиционным путем. Необходимо было изучить, какие этнические группы исторически формировали местное население (окружающий социум), чтобы избежать навязывания и отторжение чужеродных элементов культуры. Такая работа указала на то, что при обнаружении основных этнических потоков заселявших Задонье с начала XIX в. (донские казаки, великороссы, украинцы, кубанские казаки), события советской истории (культурная революция 30-х годов ХХ столетия, система советского образования, деятельность учреждений культуры) привели к размыванию этнической культуры, формированию идентичности «советского человека», который на традиции своих дедушек и бабушек смотрел как на рудименты отсталости, «старорежимности». Впрочем, еще оставалось поколение, чья социализация проходила в условиях господства традиции. Отрадно было видеть что мальчика, который на школьный праздник «Святки» демонстрировал расстановку крестов над окнами, поправила женщина, показав, как правильно это делается. Этнокультурные элементы были включены нами в воспитательную систему школы, которая ориентировалась на народный календарь. Использование регионального компонента связывалось с практической деятельностью учащихся. Например, на уроках пения в качестве распевок ученики использовали местные фольклорные тексты колядок, щедровок, с тем, чтобы их можно было продемонстрировать на школьном празднике или во время святочных праздников: ношение кутьи, хождение на старый новый год, обходы на Рождество, которые рудиментарно существовали в обыденной жизни сельского населения.

бой

Важным элементом состязательной культуры казаков явилась работа с оружием, конем, борьба и кулачный бой. Сначала это было само собой разумеющееся, поскольку в некоторых семьях сохранялось дедовское оружие, вот только кони уходили в прошлое. Последнюю совхозную конюшню распродали на наших глазах, а здание, которому было более ста лет, разобрали на кирпичи. Здесь я впервые столкнулся с народной традицией, который осваивали мы в школьном спортзале по вечерам, и таким явлением, как «казбой», которое тогда активно развивал В.А. Ерашов /2/. Он пригласил нас выступить с показательными выступлениями на праздновании 250-летия атамана Платова в Новочеркасске. И там мы обнаружили разительно отличие от того, что делали сами и того, что делали казбоевцы. Оказалось все очень просто. Как сказал один из последователей Ерашова, они все восточники, и развивают казачье боевое искусство так, как их учили тренеры. На нас там естественно смотрели как на анахронизм, со своим кулачным боем, с борьбой, с рубкой и танцем с оружием.

Так уж получилось, что ученая степень открыла мне двери другого учебного заведения, сельскохозяйственного института в городе Зернограде, и я покинул школу, которой отдал 10 лет жизни. Правда, у школы хватило потенциала оформить статус «казачья», и какое-то время существовать, опираясь на те кадры, которые состояли из моих учителей, единомышленников и последователей. С уходом их из школы работа естественно была свернута, и только певческая культура в виде школьного хора еще давала о себе знать.

команда зернограда

В Зернограде я начал плотно сотрудничать с казачьим культурно-спортивным центром «Ермак», где успешно вел секцию по казачьей воинской культуре. Здесь передо мной возникла еще одна проблема. Это формализм и незаинтересованность руководства в функционировании центра, как транслятора казачьей культуры. Проведя социологический анализ данного учебного заведения, мы обнаружили, что проблема находится в институциональной дисфункции центра, который был безнадежно болен /3/. Изначально работа в секции, которую я вел, строилась уже не по принципу апробирования, а по принципу «казачьего воспитания», как воспитания состязательности в особом символическом пространстве культуры /4/. Многие говорят об образовательном пространстве, но почему то мало кто пытается сконструировать это пространство, чтобы оно образовывало и воспитывало подрастающее поколение. Каждый элемент этого пространства должен был выполнять свою сакральную функцию. Будь это портрет атамана, или плакат с изображением казачьего оружия, элементы справы, иконы – все должно было быть направлено на формирование личности. Однако создать подобное пространство можно лишь при полной заинтересованности руководства в функционировании центра. Этого в центре «Ермак» не произошло. Сложно было убедить людей, что полураздетые девицы и бодибилдеры, чьи портреты украшали зал для занятий, не лучшее воспитательное средство для казачат. В основу нашей работы в центре был положен тезис о том, что социализация казака проходила в агональном (состязательном) пространстве культуры, которое было сформировано символическими формами – Коня, Оружия, Борьбы и Кулáчек.

Символические формы представляют собой совокупность различных культурных кодов определенных символов. Например, символ коня предстает в своем реальном воплощении, которое связано с ухаживанием и выездкой, вольтижировкой (это реальный код); конь является медиатором (посредником) между миром живых и мертвых, он зачастую главный герой песен, сказок, поговорок (это вербальный код); конь участник обрядовых, боевых действий (акциональный код); также в обрядах определяется локативный и темпоральный коды символической формы. То есть, перед воспитанником не просто конь, а конь как символ, как явление культуры. То же касается оружия (шашка, ружье, пика-дончиха), борьбы и кулачков. Следует отметить, что эти символические формы наиболее актуализируются в момент проведения обрядового действия, которое связано, прежде всего, с календарными праздниками. Так, на Масленицу, казаки проводили примерные «шермиции», состязались в умении владеть оружием, конем, боролись на «ламка» и бились на кулачки. С одной стороны демонстрировалось прикладное умение, с другой эти состязания выполняли определенные функции в праздничном комплексе. Здесь мы сталкиваемся с особенностями формирования казачьего мировоззрения, с вопросами, касающимися этнической природы казачества. Использование традиционных элементов в современном празднике требует от исполнителей определенных знаний и мастерства. Главное условие это участие всех присутствующих на празднике, вовлечение их в праздничное действие. Сначала составляется сценарий праздника, причем, как показывает опыт, нет необходимости заучивать слова и реплики специально, и показывать некое  театрализованное представление. Сценарий содержит основные элементы ритуала, естественно следует делать поправку на особенности региона, этнический состав населения, локальные варианты традиции. Например, праздник Масленицы состоит из двух ритуальных действий встреча и проводы, которые справляются в начале и конце масленичной недели. Здесь следует отметить, что специфика современного общества (модернизируемого или, что тоже имеет место архаизируемого) предполагает одно праздничное действие, связанное с особенностями труда, отдыха, быта. Поэтому Масленица отмечается в конце недели в субботу и включает в себя различные театрализованные комплексы, показывающие элементы традиционной масленичной недели. Эти элементы можно условно разделить на общеславянские и локальные, донские и задонские. Например, чучело Масленицы, блины, обрядовые песни, катание на санях, кулачные бои – общеизвестные явления, «вешание колодок», примерные «шермиции» ‑ локальные особенности. При подготовке праздника здесь учитываются символические формы, исторические особенности казачьего быта, уровень подготовки участников (на занятиях казачата знают, что им предстоит состязаться на Масленицу и готовятся к этому). Важным элементом является вовлечение взрослых (родителей и местных казаков) в праздничную деятельность. Они не пассивные зрители, а активные участники. Исполняются песни, взбирается ли кто по шесту за призом, борются ли на ламка, сбивают ли друг друга мешками, в качестве участников, судей выступают взрослые. Казаки, казачата в казачьей справе, певческие коллективы в традиционной одежде, музыкальный фон – традиционная казачья песня.

Данные мероприятия актуализируют символы традиционной культуры. Упражнения с оружием, народная борьба, кулачный бой, состязания в метании дротиков, стрельбе, рубке лозы, толчке и метании на дальность гири, в ценных подарках казачьего содержания, формируются черты личности, способствующие этнической интеграции и консолидации общества.

Итогом этой деятельности явилось проведение в 2009 году состязаний «Пластун», которые сегодня, кажется, проводит департамент по делам казачества и В.А. Ерашов, как вице-президент войсковой федерации «Пернач». При проведении этого мероприятия нам пришлось много придумать, как например соревнования в «Джигитке», впервые там же прозвучало слово «Шермиции», под которым подразумевалось коллективное показательной выступление команды. Придуманным оказалось не только слово «джигитка» (так на Кавказе называется бой-танец с кинжалами в слепую), но также и сама идея выдавать артистичное жонглирование шашкой за основную работу традиционным оружием, но это было влияние людей всю жизнь прозанимавшихся нунчаками. Поэтому в будущем от «джигитки» пришлось отказаться, поскольку традиционным явлением выступает танец с оружием, который воспитывает в человеке этнодвигательность.

фото ермак

Постмодернистские тенденции, использующиеся в воспитательном и образовательном процессе центра дополнительного образования «Ермак» (как он стал позже называться), привели к моему уходу из него, а в дальнейшем центр был преобразован в Дом детского творчества, в котором казачий компонент существует только лишь на уровне военно-патриотического и туристического обучения.

Расхождение с руководством центра «Ермак» обнажило еще одну проблему существования современного казачества. Это разлад между так называемым реестровым казачеством в виде ВКО «Всевеликое войско донское» и казаками как представителями определенной этнической группы. Оказалось, что непродуманная политика государства, как, впрочем, и деятельность некоторых местечковых атаманов, внесла разлад в среду казаков. При этом вопрос о казачьем происхождении муссируется от «у кого есть казачье удостоверение», до «у кого есть метрические выписки из церковных книг». И та и другая позиции предполагают документальное подтверждение казачьих корней, но как показывает практика, есть люди, чья идентичность основывается на воспитательной среде (диалект, этнодвигательность, особенности культуры), которые не нуждаются в письменных подтверждениях своей идентичности. Вот эта категория, не представляющая большинства, разбросанная по всему миру, «выбирающаяся из камышов», по словам одного старика, остро нуждается в точке концентрации, в инструменте поддерживания и формирования идентичности. Таким инструментом и стали шермиции ‑ «казачьи национальные игры».

Шермиции стали развиваться в двух направлениях и сегодня эти два направления отчетливо видны. Первое, шермиции выступают как этноспорт всех этнических групп казаков, поскольку включают в себя традиционные состязания в конном и пешем виде, охватывают все возрастные группы казаков и максимально доступны для людей изъявивших желание заниматься шермициями, как видом спорта. Это направление нами было доведено до Министерства спорта Ростовской области, были подготовлены необходимые документы и благодаря приказу министра спорта шермиции были признаны национальным видом спорта донских казаков в Ростовской области. Другого наименования Закон о спорте не знает, и те виды спорта, которые культивируются в отдельном субъекте федерации, называются «национальными». Шермиции включат в себя состязания на конях (работу оружием, джигитовку), бой (шармицы) на шашках и пиках, рубку одиночных мишеней и рубку полосы. В качестве дополнения к шермициям, в рамках праздника проходят борьба на ломка и кулачный бой сам на сам /5/.

_DSC0168

Второе. Шермиции выступают как главная часть этнокультурного праздника, ритуала поминовения предков, поскольку проходит в месте поклонения – Монастырском урочище, значимом для всех казаков Дона. Будучи ритуалом, они по структуре повторяют обряд, описанный Е.Н. Котельниковым в 1818 году в станице Верхне-Курмоярской/6/. Шермиции начинаются в шествия участников к месту проведения игр – майдану, который предварительно разбит на бойные места. После торжественного молебна, проводится обряд посажения на коня, (его проводят родители со своими детьми), звучат наставления казакам, как заветы предков (собранные полковником М.В. Пудавовым в середине XIX в.). После чего проходит словесность, как допуск казаков к играм, где они демонстрируют знание своих родовых корней, традиций и обычаев, умение обращаться с оружием. Далее проходят состязания. В конце игр, после награждения и чествования победителей, казаки садятся за общий стол для беседы стариков.

Для проведения шермиций была создана энтузиастами Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции», она стала региональным представительством Федерации исконных забав и этноспорта России. У Федерации появились представительства в разных районах Ростовской области, которые проводят у себя в юртах «домашние игры» приуроченные к традиционным праздникам – Масленице, Покрову Пресвятой Богородицы и др. Для последователей нами было издано несколько книг и пособий, выпущен обучающий диск /7/.

На сегодняшний день шермиции, как национальные казачьи игры, являются прямым волеизъявлением гражданского общества, казаков, которые озабочены сохранением собственной идентичности, культурных ценностей казачьей культуры, как этнографического явления. Основные препятствия на пути развития шермиций представлены в Департаменте по делам казачества Ростовской области, который видит в любых состязательных проявлениях казаков только военно-патриотическую игру, и который с удовольствием использует бренд шермиций, для решения своих материальных задач. Другим препятствием является наличие псевдоказачьих боевых искусств, в виде «Спаса», «Казбоя», «РуБки» и проч. которые не несут в себе никаких этнических черт культуры, а являются симулякрами современного постмодерна, активно разрушающего все, что досталось казакам от традиций своих предков.

 

 

Литература

 

1. Яровой, А.В. Мифология кулачного боя// Рубикон. Сборник работ молодых ученых. РГУ 2000. №8; его же. Воинские состязания в среде сельского населения Задонья // Вопросы казачьей истории и культуры. Вып.1. Майкоп, 2003.

2. Ерашов, В.А., Задунайский В.В. Пособие по казачьему боевому искусству. Ростов-на-Дону: Гермес, 2003.

3. Яровой, А.В., Белоусова В.Н. Функции и дисфункции социальных институтов. (На примере кейс-стади ККСЦ «Ермак») // Актуальные проблемы обществознания. РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, Зерноград, 2006.

4. Яровой, А.В. Использование элементов традиционной культуры в современном воспитательном процессе // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северного Кавказа за 2004 год. Дикаревские чтения. №11. Краснодар: ООО РИЦ «Мир Кубани», 2005.

5. Яровой, А.В. Шермиции донских казаков: от ритуала к этноспорту // Традиционные игры и национальные виды спорта: опыт межрегионального взаимодействия: материалы межрег. науч.-прак. конф. – Якутск: Компания «Дани Алмас», 2012.

6. Котельников, Е. Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня. — Новочеркасск: Типография Области Войска Донского, 1886.

7. Яровой, А.В. Шермиции: история, методика обучения, правила соревнований. Учебно-методическое пособие. Логос, Ростов-на-Дону, 2011.

 Яровой Андрей Викторович,кандидат социологических наук, доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморская государственная агроинженерная академия

Опубликовано в сборнике Этнокультурные традиции в воспитании и образовании молодежи: исторический опыт, вопросы теории и практики. Ростов-на-Дону, 2013 г. С.118-125.

При перепечатывании ссылка на источник обязательна!

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s