О содержании понятия «казачье образование»: военно-патриотическое или культурно-этническое?

Desktop1

Поставленный в заглавие работы вопрос высвечивает проблему связанную с содержанием, реализацией и целями использования в области образования так называемого «казачьего компонента». Эта проблема является актуальной в силу не только широкого использования понятия «казачье образование» в современной системе образования, но и в терминологической неопределенности и разночтении этой дефиниции. Что понимать под «казачьим образованием»? От ответа на этот вопрос во многом зависит цель и задачи образования, а также методическое обеспечение этого процесса.
Под образованием обычно понимают объем систематизированных знаний, умений, навыков, способов мышления, которыми овладел обучаемый. Главным критерием образованности служит системность знаний и системность мышления, проявляющиеся в том, что человек способен самостоятельно восстановить недостающие звенья в системе знаний с помощью логических рассуждений [1, с.27]. Теперь обратимся к дефинициям определяющим «казачье образование». Так, обычно замечают, что развитие «непрерывной системы казачьего образования» предусматривает получение не только классических, светских знаний, но и формирует уникальное казачье самосознание через изучение истории, традиций и культуры казаков»[2], то есть казачье образование есть «классическое» образование плюс казачий (региональный) компонент. По-видимому, под непрерывной системой казачьего образования следует понимать наличие дошкольных, общеобразовательных и высших учебных заведений, реализующих в своих программах «казачий компонент». Об этом говорит начальник Департамента по делам казачества и казачьих учебных заведений И.В. Казарезов. На вопрос в чем суть казачьего компонента в вашей образовательной системе, он ответил: « это, прежде всего, духовный стержень, нравственная составляющая, согласно которой казак – человек высокого морального духа и патриот, защиту и служение своему Отечеству ставящий превыше всего. Если этот стержень есть – казак не сломается, ни при каких обстоятельствах» [3].
То есть, речь идет о системе воспитания, главным итогом которой должен стать потенциальный военнослужащий для реализации федерального закона «О государственной службе российского казачества», где четко формулируется задача казачества по подготовке молодежи к службе в вооруженных силах Российской Федерации. Этот же закон (и жизненные обстоятельства, по словам И.В. Казарезова) поставил вопрос «об открытии Мариинской женской гимназии и о военизированном воспитании девочек, которые полу-чат всестороннее блестящее образование и будут хранительницами семейного очага и воспитательницами детей в своих семьях истинными патриотами».
Институционально система казачьего образования насчитывает более ста восьми-десяти учебных заведений, имеющих казачий статус, и охватывает более 30 тысяч чело-век. Это казачьи кадетские корпуса, казачьи кадетские профессиональные училища, это школы и детские сады, казачьи молодежные центры, молодежная казачья организация «Донцы», военно-патриотические клубы, в числе которых Федерация казачьего рукопашного боя. Казачий компонент реализуется в ходе изучения специальных дополнительных дисциплин: Основы православной культуры, история донского и всероссийского казачества, военной подготовки, танцев, спортивного фехтования, игры на музыкальных инструментах, спортивных секций. Дополнительное образование представлено кружками по пению и хореографии, плетению лозы и бисера.
О связи казачьего компонента с системой воспитания говорит в своем интервью «Парламентскому Вестнику Дона» директор Сальского казачьего кадетского профессионального лицея О.Ю. Борисов: «Казачий компонент – существенная составляющая воспитательного процесса в казачьих учебных заведениях. Почитание старших, понятие о семье, уважение к казачьей форме, физическая строевая подготовка, казачьи традиции, об-ряды, образ жизни – вот что такое казачий компонент [4].
Выступая на конференции посвященной казачьему образованию в Евразийском открытом институте, атаман В.Ф. Никитин отметил, что под Казачьим образованием понимается «процесс и результат усвоения систематизированных знаний и навыков по казачьей тематике в гуманитарной сфере обучения. Целенаправленное воспитание высоких духовных, морально-нравственных, служебно-деловых и боевых качеств, патриотического воспитания в сочетании с усиленной физической и военно-прикладной подготовкой, которые должны обеспечить готовность казака к государственной и иной службе на различных поприщах». Эта основная позиция всей строящейся сегодня системы казачьего образования.
В системе высшего образования МГУТУ им К.Г. Разумовского, который определен в качестве головного учебного заведения реализующего элементы, связанные с историко-культурными традициями казачества, «казачий этнокультурный компонент в учебном процессе, включает в себя патриотизм, служение государству, историческую память и приверженность православной вере». Образование с казачьим компонентом это усвоение систематизированных знаний и навыков по казачьей тематике в основном в гуманитарной сфере обучения. Это целенаправленное воспитание высоких духовных, морально-нравственных, служебно-деловых качеств и патриотического духа. Реализация казачьего компонента происходит по следующим направлениям воспитательной работы: патриотическое, воинское, духовно-нравственное, правовое, эстетическое, физическое и экологическое. В Бело-Калитвенском казачьем корпусе они реализуются в «увлекательных экскурсиях по местам казачьей Славы, масштабных мероприятиях – казачьих играх, военно-полевых сборах, праздниках принятия в казачата, строевые смотры, торжественные мероприятия, посвященные дням воинской славы России и памятным датам в истории Отечества казачества, проведению казачьих ритуалов, создание новых музеев истории казачества, проведение походов, поисковых работ, встреч с ветеранами боевых действий и проч. [5].
Вот, пожалуй, и все, что на сегодняшний день связано с понятием «казачий компонент» и «казачье воспитание» в современной системе образования. Суммируя, можно чет-ко ответить, что это военно-патриотическое воспитание, с вкраплениями знаний казачьей истории, обрядов «принятия в казачата» и др. Насколько понятие военно-патриотическое воспитание соответствует казачьему воспитанию? Почему у многих казаков система казачьего воспитания вызывает критические отклики? Попробуем ответить на постав-ленные вопросы исходя из того, что в современном обществе после краха советской идеологической системы обнаруживают себя кризисы идентичности – как гражданской, так и этнической. На вопрос «кто я», к какому народу принадлежу, какому государству обязан служить, какую религию исповедую, нельзя получить однозначного ответа в силу тех экономических, политических и культурных изменений, которые охватывают российское общество. Отсюда и истоки «этнических революций», поиск корней, родственников, собственного я. Эта важнейшая проблема касается и двух систем воспитания – военно-патриотического, направленного на формирование гражданской идентичности и этнического, направленного на формирование этнофора – носителя этнических черт и этнической культуры. Интересно, что необходимость различать «казачество» и «казаков» сегодня испытывает научное сообщество. Так, ростовский историк и этнограф С.В. Черницын пишет, что «представляется целесообразным в исследованиях терминологически разграничивать казачье сообщество, как сословную, военно-служилую и этническую (субэтническую) общность. В первом случае для обозначения именно сословной общности можно предложить термин «казачество». А для его основных этнических компонентов – донские казаки (восточно-славянская группа), донские татары (для казаков мусульман), донские калмыки, бузавы (для казаков-калмыков, буддистов) [6, с.13].
Получается, что необходимо ввести различие, которое бы четко различило и две формируемые идентичности – гражданина страны, готового к выполнению своего гражданского долга и при этом уже обладающего определенной подготовкой для выполнения этого долга. Этим вопросом занимается военно-патриотическое воспитание. Вторая система этнического воспитания направлена на формирование представителя этнического сообщества, «донские казаки» (или любой другой группы казаков – уральские казаки, терские казаки). Первая система узкофункциональная, хотя для ее реализации необходим весь перечень мероприятий, которые сопровождают выступления и отчеты представите-лей Департамента по делам казачества И.В. Казарезова и других. Здесь и экскурсии, и начальная военная подготовка и деятельность Войсковой федерации казачьего рукопашного боя (правда возникает вопрос – почему все эти мероприятия носят название казачьи?)
Вторая система предполагает семейное, общинное воспитание. Здесь социальному институту (учебному заведению) нельзя конкурировать с семьей (но можно активно способствовать этому процессу). Что оно включает в себя?
Известно, что одно из главных назначений народных обычаев состоит в том, чтобы поставить человека в тесную связь с «миром», общиной. Традиционное общество возвышало сильных, мужественных, смелых, решительных, справедливых и порицало слабых телом и духом. Личность испытывала постоянное сильнейшее давление общины, а военно-физические состязания были одним из действенных средств, которые приводили личность к уровню требований общества и, следовательно, выполняли функцию социализации. Благодаря традиционным играм и забавам, которые являлись частью народных праздников, в человеке воспитывались нормы и правила поведения, этнодвигательность, умения и навыки обращения с традиционным оружием, одеждой (казачьей справой), конем. Его вовлечение в ритуальную практику праздника давало знание о символических функциях культурных предметов.
Основными агентами социализации являлись старики, которые передавали знания о происхождении и истории народа, о способах поведения и отношения к жизненным ситуациям. Отдельные казаки, назначались для подготовки к службе в войсках.
В период отрочества мальчик осваивал стихии оружия и борьбы. Боевые навыки работы с оружием передавались в семейном кругу (диахронная трансмиссия традиции): дед учил внука рубить шашкой струю воды пущенную из кувшина, так чтобы не было брызг. Подростки осваивали приемы в играх, или как их называли в станицах, в «домашних играх», на охоте-гульбище, в «потешных сражениях». Последние являлись своеобразным смотром подрастающего поколения. Они были известны у донских и уральских казаков. В ст. Цимлянской еще в сер. 60-х годов ХХ в. сохранилась игра «в шашки», когда дети рубились лубочными саблями, старались вытеснить противника за боевую черту, которую заранее чертили на поле. В середине ХIX в. потешное сражение устраивало все ребячье население Черкасска, с саблями, пиками, знаменами. «Победители под музыку из дудок и гребней, с трещотками или тазами, возвращались торжественно в город; сзади, заливаясь слезами, понурив от стыда головы, шли пленные». Б.Н.Проценко считает эти сражения финалом подростковых инициаций, которые постепенно стали элементом сословной культуры, сведя эту инициацию к испытанию качеств казака-воина[7, с.70].
По мере взросления, проходя инициальные обряды, участвуя в играх своих сверстников, в обрядовой жизни общины и семьи, молодежь готовилась выполнить две социальные роли – отслужить регулярную службу и обзавестись семьей.
В казачьей среде немаловажную роль играла ориентация личности на военную службу. Награды, призы, памятные знаки ценились в воинской среде и ориентировали личностное развитие на служение «Государю и Отечеству, и Всевеликому войску Донскому». Однако не надо исключать и тот факт, что приз являлся показателем отваги-джигита, он становился лучшим воином, удальцом, «отвагой», что естественно для народа, чья деятельность была столетиями связана с войной и военными походами, лучший – значит удачливый, богатый и щедрый, он гордость родной станицы.
Социальная роль воспитывается в человеке семьей и обществом. В первом случае важным фактором этого воспитания служит пример родителей, их поведение, внешние и внутренние качества, нравственные взаимоотношения между членами семьи, а во втором случае на воспитание оказывают влияние ценностные установки культурной традиции, которые господствуют в данном обществе. Основой межличностных отношений в традиционном православном обществе было понятие веры и любви, любви к Богу и любви к ближнему. Олицетворением духовности выступает совесть и личность Иисуса Христа. Духовность существует там, где индивидуальный дух следует высшим образцам «жизненных содержаний», высшим ценностям родового бытия как своим собственным. Об отношении к Богу в среде донского населения повествуют многочисленные источники, зачастую это свидетельства самих казаков[8, с.117]. Любовь, как отмечал Н.О.Лосский, возможна только как свободное проявление деятеля. Вместе с любовью и свобода есть необходимое условие абсолютной полноты бытия и предельного совершенства [9,с.275]. Ритуализированные формы поведения отмечали вехи половозрастного развития человека, как замечает Т.Бернштам, «помимо состязательных игр и кулачных боев, половое пробуждение подростка-юноши связывалось с женской или девичьей «стимуляцией»[10, с.249].
О том, что казак становится из никудышного, хилого замухрышки настоящим казаком благодаря девушке, говорят и фольклорные источники. Так, в казачьей сказке «Горе-злосчастие», девушка защищает казака, вступая в борьбу с колдовскими силами.
Рационализация воспитательного процесса в свое время сыграло не только позитивную, но и негативную роль. Выявление целей, задач и методов воспитания в народной педагогике не привело к использованию их в практическом процессе, поскольку идеи прогресса и идеологические установки эпохи модерна были направлены на уничтожения традиционности в любом своем проявлении. Традиции отводили и отводят роль развлечения в виде фольклорных коллективов, массовых фестивалей, суживая ее воспитательные функции к зрелищности и шоу.
В традиционной культуре занятия физическими упражнениями проходили систематически, ежедневно. Соревнования, выполнявшие функцию проверки состояния военно-физической подготовленности народа, приурочивались к различным праздникам и сборам. Праздник, будучи ритуальным явлением, нес в себе черты не только проверки, но и формирования определенных культурных черт, поскольку сосредотачивал в себе основные этнические ценности, правила и нормы поведения, актуализируя и закрепляя их в поколениях. Ритуал формировал и поддерживал связи между поколениями, как живыми, так и уже ушедшими, он влиял на культурную память, пробуждая фигуры воспоминания, в виде исторических песен, былин, стихов. Он содержал в себе обрядовые механизмы, которые социализировали человека, связывали его с окружающими предметами и людьми, культурными связями.
Воспитательная система должна определять цель собственного существования, а также задачи и методы выполнения этих задач. В казачьей системе воспитания главная цель определялась интересами общины. Высший идеал казака-общинника заключался в борьбе за интересы общины, ибо существование каждого члена общины зависело от стойкости общины, а стойкость общины от способности каждого общинника жертвовать собой. Община представляет собой род духовного единства (Церковь), здесь в основе духовного воспитания лежит религиозная картина мира, где «взращивание в душе древа познания Добра и Зла», говоря словами полковника В.Пудавова, должно совпадать с общением человека и Православия. Путь к Богу у каждого свой, но он идет в одном направлении.
В современных условиях такой идеал осуществить чрезвычайно трудно, поскольку общинные связи, создававшие некогда воспитательное пространство, базировались на станичном и хуторском местожительстве. Сегодня большая масса казаков проживает в городах, а в сельской местности при расслоении и обнищании в основной своей массе народа, таких связей уже построить нельзя. Тогда высшим идеалом должен быть человек разносторонне развитый и готовый пожертвовать собой ради народа в целом. Естественно, что он должен видеть существование этого самого народа. То есть, на современного казака должны возлагаться задачи защиты чести и достоинства своего народа, своей семьи, родственного объединения. Для этого он должен обладать рядом качеств «истого казака».
Казак должен обладать мужеством, силой воли, доблестью. Обладать чувством собственного достоинства, не должен позволять оскорблять никому православной веры, чести своего народа, рода и семьи. Он носитель родовой памяти и собственное оскорбление может воспринять как оскорбление своего рода. Казак должен не просто знать, но чтить святые, значимые места, а таковых только по территории проживания донских казаков бесчисленное множество. Теоретически из них можно выстроить иерархию: от родовых могил, мест сражений, до общеказачьих мест почитания предков (например, Монастырское урочище). Казак должен был знать старые обычаи и предания и черпать из них примеры доблести, мужества, дружбы, храбрости, в них сосредоточены примеры для подражания славным предкам, героям прошедшего времени. Соблюдать в жизни народные обычаи, уметь поддержать беседу, почитать старших, быть красноречивым (уметь высказывать правильно свое мнение). Казак должен уметь исполнять народные песни, читать стихи (а может и слагать), чтобы передать молодому поколению примеры мужества и поведения старших (за границей казаки-эмигранты на выступлениях пели, танцевали, читали стихи). К женщине казак должен относиться с предусмотрительным уважением и вежливостью, а в молодые годы целомудренное отношение, не допуская ничего оскорбительного для ее нравственности.
Таков традиционный идеал казака. Система воспитания и военно-физического воспитания должна быть сосредоточена на достижении этой цели. Естественно, что воспитатель сам должен быть воспитан. Главный метод традиционного воспитания заключается в принципе «делай как я». То есть, если говорить воспитаннику, что он должен быть таким-то и таким, должен чтить то-то и то, а самому этого не делать – пустая трата времени.
Ядром казачьего воспитания является военно-физическое воспитание. Воспитание должно строиться по отдельным возрастным этапам. Каждый этап должен обладать свои-ми средствами и методами воспитания. Первый этап с 5-6 лет и до 14-15 лет казачата. На этом этапе ребенку дается общефизическое развитие. Казачонок должен был уметь быстро бегать, метать камни, прыгать, ходить, сидеть верхом на коне, обладать навыками владения шашкой и кинжалом. На этом этапе его берут на охоту, на рыбную ловлю, он участвует в народных праздниках (бегает, прыгает, метает), в играх он фехтует на деревянном оружии. В этот период дети участвуют в различных играх и состязаниях (айданчики, метание мелких камней в цель, чурлюк). В этом возрастном этапе они могут и должны осваивать стрельбу, борьбу на ломка, кулачки. За процессом воспитания должны следить все члены семьи, которые должны давать оценку его достижениям и неудачам.
Проверка достигнутых навыков и знаний проходит на народных праздниках, где дети должны соревноваться в танцах (как с оружием, так и без), знаниях стихов и песен, фехтовании, борьбе, стрельбе и проч.
В настоящее время такие мероприятия обозначаются обрядами «посажения на конь», шермициями, святками или масленичными гуляниями с мужскими коллективами обходчиков, колядовщиков, гулебных команд и т.д.
Дальнейшие возрастные этапы укладываются в схему традиционного деления возрастных групп: казачата, кужата, молодики, казаки, старики. Здесь происходит совершенствование полученных в детстве навыков, участие в беседах, шермициях, хуторских и станичных играх, в праздниках казачьих городских общин, на которых всегда есть возможность продемонстрировать свое умение и навыки, в любом возрасте, танцевать и играть песни, блеснуть красноречием или знанием казачьей поэзии.
Таким образом, мы видим существенное различие между двумя системами воспитания – военно-патриотическим и этнокультурным. Первая направлено на воспитание образцового гражданина, вторая формирует носителя этнических черт – этнофора. При этом мы видим и подмену понятий, когда этнический аспект воспитательного процесса подменяется военно-патриотическим, тем самым исчезает целый пласт народной культуры, искажается мировоззрение, изменяется этнодвигательность, и даже само имя казака теряет свой традиционный контекст. Получается, что любой человек желая быть казаком, может вступить в казачье общество, которое представляет собой структурированное сообщество патриотически настроенных, военизированных граждан, обладающих определенными льготами со стороны государственной власти и проч.

Литература
1. Подласый И.П. Педагогика. Т.1. М., 1999. С. 27.
2. Белокалитвенский район подводит итоги
// http://www.kalitva.ru/162563-kazache-obrazovanie-belokalitvinskogo-rajona-podvodit-itogi.html
3.Игорь Казарезов: «Слава Богу, что мы казаки» // www/ vestikdona.ru
4. Слава Богу, что мы казаки // http://www.vestnikdona.ru/article/detail.php?ID=3916
5.Казачье образование Белокалитвенского района подводит итоги // http://www.kalitva.ru/162563-kazache-obrazovanie-belokalitvinskogo-rajona-podvodit-itogi.html
6.Черницын С.В. Некоторые вопросы изучения воинской культуры донских казаков // Токаревские чтения-2. Материалы научно-практической конференции «Война и военная служба в воинских культурах Юга России». Зерноград, 2012.
7. Проценко Б. Н. Инициальные обряды как элемент духовной культуры донских каза-ков// Известия Северокавказского научного центра высшей школы.1996.№ 1.С.70.
8. Гнутова Л. Дух и духовность донских казаков (на материале дневника Г.С.Попова) // История и культура народов степного Предкавказья и Северного Кавказа: Проблема межэтнических отношений. Ростов н/Д., 1999. С.117.
9. Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М.,1994. С.275.
10. Бернштам Т.А. Молодость в символизме переходных обрядов восточных славян: Учение и опыт Церкви в народном христианстве. Спб.,2000. С.249.

А.В. Яровой

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s