Яровой А.В. Казачьи воинские искусства: к постановке проблемы.

IMG_0054

Яровой А.В.

Целью работы является рассмотрение проблемы связанной с казачьими воинскими искусствами, которые в последние годы превратились в своеобразный символ казачества. Историография пополнилась немногочисленными работами, затрагивающими различные аспекты проявления казачьего мастерства на войне, военной подготовки призывников, проявлениям воинских традиций в праздничной культуре казаков. Публицистическая литература также предложила описание разнообразных систем казачьих боевых искусств, детальное описание «казачьих» приемов владения оружием, пикой, рукопашным боем, однако, чаще всего написанных в жанре фольк-хистори.

В качестве примера такой научной работы рассмотрим таблицу из монографии известного исследователя традиционных рукопашных состязаний восточных славян Б.В. Горбунова. Фундаментальная работа Б.Н. Горбунова [1,с. 19] затрагивает донских казаков в аспекте распространение различных видов традиционных рукопашных состязаний. Горбунов активно использует в работе статистический метод, полагая, что это придаст его труду более научно обоснованный характер. Однако при изучении таблицы «Распределение сообщений о народных рукопашных состязаниях по губерниям и уездам в XIX – начале ХХ в.» в разделе, относящемся к области войска донского видим такую картину.

 

  Количество сообщений
  Всего в XIX-XX  вв. Нач. XIX – 1850 г. 1860-

1880

1890-

нач. ХХ в.

  Кулачные бои Борьба Кулачные бои Борьба Кул. бои Борь

ба

Кул. бои Борь

ба

Донецкий 6 9 3 3 2 4 1 2
1-й Донской 7 5 3 3 3 1 1 1
2-й Донской 5 31 2 11 2 12 1 8
Ростовский 24 22 10 9 8 8 6 5
Сальский 6 5 2 2 2 2 2 1
Таганрогский 5 3 2 1 2 1 1 1
Усть-Медведецкий 8 4 4 2 3 1 1 1
Хоперский 20 14 10 5 6 5 4 4
Черкасский 9 5 4 2 3 1 2 2

Таблица примечательная во многих отношениях. Во-первых, не совсем понятно как составлялась такая таблица. Ежегодные атаманские отчеты не содержали информации о кулачных боях, имеются отрывочные, даже красочные описания кулачек очевидцами и по воспоминаниям, что можно говорить о традиционности этого явления в том или ином населенном пункте. Можно также составить статистику таких сообщений, которые имеются в различных источниках, но они не скажут ничего о динамике самого явления, поскольку если явление традиционное, то на него просто не будут обращать внимание, если оно связано с какими то нарушениями или сверхординарными событиями, то тогда его могут упомянуть, или в связи с подготовкой молодежи к службе, или как элемент этнографического описания быта станиц. В каждом случае такое явление следует расценивать как уникальное и традиционное, но это нисколько не говорит о его динамике. Например, автор пишет, что во 2-м Донском округе было 22 сообщения о борьбе и 24 сообщения о кулачном бое. Значит должно быть как минимум 22 источника. Но источниковая база исследования не включает в себя такого количества по округу, откуда данные? Во-вторых, автор расписывает количество сообщений по всем округам с начала XIX века, однако окружное деление было установлено в 1833 году, Ростовский округ образовался в 1887 г., Сальский округ – в 1884 г. из Калмыцкого округа, а Таганрогский – в 1887 г. из Таганрогского градоначальства. Возникает вопрос – откуда данные и какого характера источники использовал автор. Означает ли это, что с 1800 по 1850 гг. в Калмыцком округе проходили кулачные бои и борьба среди калмыков? Или все же здесь подразумеваются какие-то казачьи станицы? И каково происхождение цифр относящихся к Черкасскому округу, в котором располагалось старая и новая столицы, и где борьба и кулачный бой были очень широко распространены, вплоть до начала ХХ века? А по Горбунову получается, что борьба и кулачный бой были гораздо более развиты в Ростовском округе, которого на тот момент еще и не существовало. И это в научном исследовании, что же тогда говорить о многочисленных работах фольк-хистори?

Разнообразные определения, которыми наделяют авторы рассматриваемое явление, высвечивают перед нами терминологическую проблему. «Военное искусство», «воинское искусство», «боевое искусство», «военное ремесло» ‑ такой терминологический разброс заставляет обратиться к подробному рассмотрению указанных понятий. Под военным искусством обычно понимают теорию и практику подготовки и ведения военных действий. Военное искусство представляется теорией военного дела, чаще умозрительной конструкцией, отражающей законы и принципы войны.

Под воинским искусством можно понимать часть военного искусства, которая связана с подготовкой и умением вести бой, сражение. Здесь представляется важным подчеркнуть, что воинская подготовка может базироваться как на регламентированной уставом деятельности, так и на преданиях традиции. Воинское искусство это искусство воина, человека прошедшего духовную и физическую подготовку, умеющего владеть средствами ведения боя и средствами передвижения. Комбинация этих трех элементов в разных условиях пространства и времени составляет суть воинского искусства. Комбинация, ведущая к победе, обладает эстетическим выражением, она фиксируется в памяти и передается от старшего поколения младшему.

Воинское искусство имеет прикладное значение и включает в себя бой, поход, отдых в лагере, сторожевую и разведывательную службу, «малую» войну, засаду, неожиданное нападение, службу по сопровождению обозов-транспортов, нападение на транспорты, фуражировку и прочее. Главным из всего перечисленного является бой, как основа любого военного столкновения.

Называть умения и навыки обращения с традиционным оружием казаков искусством, можно только тогда, когда эти умения выходят за рамки военного ремесла и обретают эстетическое измерение. Прагматичность и функциональность действия, сохраняя свою чистоту, представят не просто совершенный результат, но еще и возведут его в статус правила и образца для всеобщего подражания. В этом случае воин и его оружие, его манера действовать и жить, превращаются в эталон, который распространяется на его поведение, внешний вид и внутреннее содержание. Война и состязания в ратном мастерстве образуют каноны воинского искусства ‑ правила обращения с оружием и правила поведения в бою, которые собирают вокруг себя все остальные ценности казачьего сообщества. Создателями таких канонов являются мастера, достигшие в воинском ремесле совершенства. Эстетическая форма, создаваемая воинским искусством может быть выражена в приеме, который принес воину победу или в тактическом рисунке, который, например, заманил неприятеля в засаду, эти формы собирались народом в особым образом организованную «копилку памяти». Эта «копилка» открывалась на разные мероприятия, где все эти приемы и способы победы, осваивались и демонстрировались окружающим. Состязания сопровождали всякие съезды и сходы казаков, особенно станичные сборы, где после обсуждения общественных дел, заслуженные воины обращались к рассказам о своих подвигах, а «пылкая молодежь с жадностью ловила слова их». Наслушавшись разных повестей из военной жизни, молодые люди садились на лошадей и выезжали за станицу, где старались в действиях представить рассказанное им, и, разделившись на две стороны, делали примерные сражения – шермиции. Заслуженные казаки присоединялись к ним и помогали своими наставлениями.[2, с.22-23].

«Домашние игры» донцов являлись своеобразными древними духовно-физическими центрами, которые объединяли общины в единое, этническое целое. На такие состязания съезжались представители разных казачьих городков, часто организованными командами, со своими атаманами и стариками, с угощением, запевалами и музыкантами, при знаменах и бунчуках. В казачьих играх участвовали лучшие из лучших казаков – не запятнавшие себя «дурной жизнью дома или предосудительными проступками в походах». Участники игр прибывали в лучших одеждах и с лучшим оружием, их кони были наряжены в ронзыки, конскую сбрую на турецкий манер, в которой узда, нагрудник, панфы были сделаны и украшены серебром и шелковыми кистями, иногда с позолотой и каменьями. Отваги демонстрировали друзьям и недругам на скачках удальство и исправность молодецкую. Как бытописательствовал полковник В.М. Пудавов: «Не любо ли посмотреть на них? ‑ кони львы-львами, збруя турецкая, серебряная, позолоченая, вся как жар горит, а сами-то богатыри ‑ диво, что за люди! Один семерых сломит. Старики красуются седыми бородами, молодцы усами в вершка три, в четыре; а юноши живой ухваткою и алым цветом на щеках. Все эти наездники зашиты в бархат, камку, в штофы и сукна немецкие. Сюда же съезжаются в нарядных возках с жаровнями, одетые в парчи и разноцветы, наши прабабушки с красавицами дочками».

Все присутствовавшие на играх участники проникались чувством единения, гордости за отважных рыцарей, которые демонстрировали образцы красоты и гармонии, стремление служить во благо народу. В.М. Пудавов замечал: «Бывало миру, миру, ‑ глазом не окинешь, ‑ а все составляют из себя как бы одно семейство: рассказы, шутки, смех, запевания и выстрелы, попеременно одушевляют эту пеструю, веселую гулярную толпу»[3].

Состязания проводимые на сырной неделе назывались шермициями, маневрами, домашними играми. Их красочное описание оставил Е.Котельников [4]. Шермиции поддерживали нравственность и хорошее поведение казаков. Казаки с давних времен высоко ценили честь участвовать в общественных собраниях, судить и рядить вместе со стариками, пользоваться всеобщим уважением и почетом. Любой проступок, связанный с пьянством, развратным поведением или преступлением удалял его от этого стремления, а вот отличия на состязаниях, военной службе, в отважном поиске, наоборот приближали его к заветной цели.

Такие «домашние маневры», часто соединялись со стрельбою в цель с лошади и пешком, с борьбой и кулачными боями, которые случались не только в воскресные дни, после станичных сборов, но повторялись тогда, когда казаки съезжались вместе, особенно верхами: при разделах травных посевов, при переездах из хуторов в станицы и обратно, на светло-праздничных, Троицких, святочных и масленичных играх, в поминальных и траурных обрядах, в свадебном «храбром поезде», в инициациях подрастающего поколения. Так возникали древние казачьи игры, которые с века XVIII стали называться шермиции, домашние игры, домашние маневры, хотя возможно такое название существовало и ранее.

Следующей проблемой выступает содержательная сторона понятия «воинского искусства казаков». Разрешение этой проблемы связано с построением классификационной схемы, которая бы отражала естественный характер его бытования и учитывала бы локальные варианты конкретного существования. Такая процедура позволит систематизировать исторические, этнографические и др. источники; позволит решать вопросы генезиса, эволюции, влияние других военных систем на формирование воинского искусства казаков, которое предстает перед исследователем в начале ХХ столетия. Фундаментальным основанием для классификации воинского искусства является состязательный характер всей казачьей культуры. Шермиции – это не только «копилка» ратного мастерства, это еще и личное стремление каждого участника к славе, к победе, к собственной значимости в судьбе общины и народа. Соперничество удальцов отражалось и в соперничестве станиц. Соревнование казаков порождало соперничество одной станицы с другой, отчего некоторые из них все больше выделяясь, обретали известность и славу по всей земле донских казаков. Казаки таких станиц славились особенно своею храбростью, подавая другим благородный пример для подражания. К таким станицам относились Раздорская, Старочеркасская, Кочетовская, Пятиизбянская и Букановская, в них многие простые казаки дослужились не только до полковников, но некоторые становились знаменитыми генералами. Например, уроженцами станицы Раздорской были генерал от кавалерии и наказной атаман Власов Максим Григорьевич, генерал-майор Черевков Евтей Иванович, генерал-майор Балабин Степан Фёдорович, генерал-майор Басов Пётр Трофимович, генерал от кавалерии Кульгачёв Алексей Петрович, генерал-майор Марков Михаил Маркович. Глядя на заслуги этих отличных станиц, казаки других станиц рвались изо всех сил отличиться в домашних играх, в походах или на службе. Чувство состязательности или молодечества одного перед другим, как писал в 1852 году генерал И.И. Краснов, «развило пылкие силы души, возвысило чувствованием стремление к чести и славе» [2, с.15].

Общая классификационная схема предполагает ранжирование на классы, которые выделяются в связи с использованием или не использованием средств передвижения; в классах выделяются группы – по использованию или не использованию оружию, подгруппы различаются по воздействию на противника, будь то удар шашкой или борцовский бросок, и наконец, виды бытования отмечают особенности состязательных практик существовавших в хуторах и станицах Области Войска донского.

Детализация данной схемы может выглядеть следующим образом. В военном отношении походы казаков были сухопутные и морские[5,v], следовательно, и оружием владели верхом на коне и пешком. Отсюда первым критерием для классификации является наличие средства передвижения. Подобный критерий определен был кормящим ландшафтом донцов, их пойменным положением, наличием средств передвижения в виде стругов или коней.

Состязания пешие с оружием могли быть индивидуальные (единоборство) и коллективные. Оружие, исходя из различных источников, можно подразделить на холодное, древковое и стрелковое. Каждая разновидность оружия порождала и свой тип состязания. Основным длинноклинковым оружием казаков ориентировочно с конца XVII в. была шашка.

Использование длинноклинкового оружия породило и игровую практику в донских станицах, когда вместо настоящей шашки применяли камышовые или лубочные шашки и сабли [6]. В таком виде народное фехтование просуществовало до первой четверти ХХ столетия (хотя наблюдалось и позже, в играх казачат, в которые они не брали иногородних[7]) и имеет различные локальные особенности. Интересны правила таких игр – когда противник получал «ранение» в спину или по затылку, то считался убитым и должен был лежать на бойном месте до окончания схватки. В одних играх старались поразить безоружного предводителя, в других выбить противника за боевую черту, со стога соломы или кургана. Запрещалось наносить колющие удары в живот и проч. Похожие игры были и с камышовыми пиками. Иногда такие игры являлись отголосками реальных сражений о чем, на материале кубанских и уральских казаков, пишет в своей монографии Новоселов. Например, игра «иканцы» уральцев воспроизводила битву 1872 г. в которой погибло много казаков. Борьба велась за крепость и заканчивалась штурмом. Глядя на эту игру, многие зрители плакали, особенно те из них, кто имел родственников, погибших в настоящей битве [8].

Фехтование, с которым казаки знакомились на службе, являлось системой разработанной полковником А. Соколовым в первой половине XIX в. и существовавшей в офицерской кавалерийской школе [9], преподавать его казачьим урядникам стали после 1891 г. после утверждения военным министром Инструкции для ведения занятий в кавалерии с разведчиками. Позже была сформирована комиссия при главном управлении казачьих войск, которая внесла изменения в Устав строевой казачьей службы и уже издание устава 1899 г. содержит раздел по фехтованию [10]. Шашечные приемы в пешем строе, входившие в 1 часть устава малолетки осваивали и в 1869 г. согласно Правил для обучения молодых казаков войска Донского [11].

Основным древковым оружием донцов являлась пика, которую часто называли их национальным оружием. Пики бытовали разных размеров, несмотря на частую регламентацию и требования, в зависимости от того, конный или пеший казак ею был вооружен. Короткая пика (дротик) использовалась казаками в пешем порядке. В Деле о высочайше утвержденном описании обмундировании и вооружении конных и пеших казаков Донского войска при нахождении их на внутренней службе в 1838 г. рекомендовалось неслужилым казакам быть вооруженными одною пикою длинною в два с половиной аршина (примерно 1 м.80 см), конный же казак должен был иметь длинною пику, саблю и пистолет [12]. Игры с метанием дротика существовали во множестве станиц, например, метали заостренную палку в круг с десяти шагов, метали – кто дальше, с ноги, метали друг другу.

Состязания в стрельбе также сопровождали праздники и сходы казаков, в сословный период казачьей истории, они были регламентированы и детально прописаны в разных положениях. В Положении об управлении Донского войска 1835 г. раздача пороха и свинца казакам для упражнений в стрельбе производилась в праздничные и воскресные дни [13,с.140]. Иногда, при занятиях с казачатами урядник-инструктор использовал саадак или лук. Стреляли по поплавку в станице Старочеркасской, стреляли в яйцо, из лука стреляли в круг. Стрельба из лука была описана еще В.Д. Сухоруковым [14,с.50].

Рубка шашкой существовала повсеместно и всегда сохраняла народные традиции, устав фиксировал самые доступные и понятные молодым казакам приготовительного разряда формы держания шашки, вынимания ее из ножен, несколько приемов рубящих ударов – вертикального, косого, горизонтального и укола шашкой. Упражнения в пешем виде предполагали подготовку к конной рубке, особенно когда учили оттягивать клинок после удара, пробегать по полосе для рубки мишеней. Однако этнографические записи позволяют фиксировать упражнения и другого характера – рубка воды, кустарника, камыша. Отработка кистевого удара в зарослях чакана, рубка чучел, кос из соломы.

После военной реформы 1874 г. и издании нового устава 1875 г. в марте 1876 года были составлены Правила для обучения строевой службы казаков приготовительного разряда донского войска, где в качестве учителей выступали станичные инструкторы из расчета 1 на 20-25 человек. Надзор за обучением возлагался на военных приставов под наблюдением юртовых атаманов. Одним из предметов обучения являлись упражнения с холодным оружием пешком, согласно 1-ой части устава о строевой казачьей службе. В конце обучения на лагерных сборах устраивались состязания в стрельбе и наездничестве. Ограничения на ношение оружия, на использование лука и на стрельбу, на общественные увеселения второй половины XIX в. оказали свое действие на обывателей ОВД [15, с.1061-1062].

Пешие воинские искусства без оружия можно разделить на борьбу и кулачный бой (кулàчки). Ранние описания борьбы у донских казаков встречаются в записях иностранных путешественников XVIII в. Польский путешественник Ян Потоцкий так описывал борьбу донских казаков: «Двое молодых казаков передо мною боролись. Искусство состоит в том, чтобы схватить противника за пояс, потом броситься изо всей силы задом на земь, так чтобы борец полетел через голову; подумаешь, что он переломает себе руки и ноги, но казак не так нежен: при мне они оба встали здоровы и невредимы, как будто просто упали. Эта игра тем более примечательна, что казаки приписывают ей свое происхождение. Когда Владимир завоевал Херсон, сын его Мстислав переехал Воспор и пришел на остров, на котором стоит Тамань, бывший тогда главным городом княжества Тмутараканского. Князь яссов или косогов на нем защищался, решились окончить войну поединком без оружия. Мстислав остался победителем» [16].

Борьба могла быть коллективной и существовать в виде единоборства. Последний вид можно разделить по использованию захвата – за пояс, руками в обхват, за штаны – по-калмыцки; и без захвата – на вольную. Противника можно было удержать под собой, можно было положить на спину, или просто бросить через себя, вывести из равновесия, заставить коснуться третьей точкой земли и прочее. Техническую базу борьбы, как нам представляется, следует не подводить под спортивную классификацию и тем самым унифицировать ее, а сохранить ее локальные народный варианты.

Известия о кулачных боях у донцов едва ли не в первые встречаются в документах XVIII в. Так, в описи актов Старочеркасского архива имеется приказ от 31 декабря 1782 г. наказного атамана А.И.Иловайского «о недопущении кулачных боев»[17]. Запрет на кулачные бои мы находим и в сборнике узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей ОВД [15, с.137].

Кулачный бой чаще всего сочетал в себе индивидуальные и коллективные взаимодействия – перед стенками выскакивала молодежь, свистели, гичали, били с наскока и прятались за спины опытных товарищей, выкрикивали на бой – заревайл – предводителей стенок. Разнообразие локальных вариантов было таково, что кажутся преждевременными построения М.А.Рыбловой о возрастной организации кулачек у донцов [18]. В одних станицах старики и зрелые казаки не поднимались на кулачную, в других участвовали все возраста, но использовали камни, палки, закладки (что не осуждалось обычаем), в других палка в руках являлась признаком драки, в третьих – бились в определенном порядке, по парам и прочее. Здесь видится необходимость проработать не только классификацию кулачных боев, но и техническую базу элементов его составляющих, которые были настолько своеобразными, что не вписывались в унифицированную схему спортивного бокса. Сравнить с другими системами можно будет лишь после того, как будет составлена подобная классификация, изучены локальные варианты кулачных состязаний. А пока говорить о преимуществах или недостатках кулачного боя перед боксом или каратэ, как это делает, например, исследователь Г.Панченко [19] и невозможно и преждевременно.

Конные состязания с оружием были индивидуальные и коллективные. Индивидуальные включали в себя рубку и конное фехтование, действия пикой, стрельбу из лука и ружья. Знаменитая «скачка на мишень» сохранялась у донцов до I мировой войны и носила обрядовый характер. Регламентация конных состязаний видна в Положении об управлении Донского войска 1835 г. где в статье «О ежегодном смотре в станице» указывается, что главными предметами смотров являются «испытания малолетков в верховой езде, искусстве действовать оружием и плавать на лошадях». Стрельба с лошади производилась холостыми патронами, затем рекомендовалось вытащить шашку и рубить мишени. Боевыми патронами вели цельную стрельбу по мишеням.

Состязания в скачке лошадей также носили обрядовый характер, о чем в свое время писал А. Ригельман [20]. В бытность атаманства М.Г. Власова для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах, а также к заведению хороших и быстрых лошадей, рекомендовалось во время окружных сборов, при смотре устраивать скачки и различные мишени для цельной стрельбы. Отличившимся в наездничестве и удальстве, исправности в оружии полагались призы и даже производство в урядники [21].

После 1844 г., когда на Дону начинается устройство коннозаводства, поступило предложение от правительства об учреждении народно-казачьих скачек. Военный совет нашел, что выездка лошадей перед скачкою и производство скачки с жокеями не согласуется с нравами и обычаями казаков, ни с предназначением донских лошадей. Поэтому распорядился учредить скачку с препятствиями определив условиями для получения войсковых призов не скаковой круг, а местное пространство на котором находились бы овраги, рвы, барьеры и другие препятствия. В скачках на войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при полном вооружении. Призы были денежные, серебряные ковши, кубки, седла со всем прибором серебром окованные, ружья и шашки с надписью уряднику или казаку такому-то за удальство на войсковой скачке с препятствием. Дистанция скачек составляла от 8 до 16 верст [22].

Конные состязания коллективные у казаков на самом деле совершенно не изучены, но игры в «Лисичку», или с петухом, «джирид» и прочее говорят о их кочевом происхождении, и могут составить интересную страницу истории, проливая свет на происхождение казачьего народа.

Таким образом, нами было обозначено проблемное поле казачьих воинских искусств, намечены пути исследования этого феномена, изучение его локальных вариантов.

 

Литература

  1. Горбунов, Б.Н. М.,1997. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян 19 – нач. ХХ в. Историко-этнографическое исследование. М., 1997.
  2. Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб., 1852.
  3. Пудавов, В.М. Рассказы и письма из старинного донского казачьего быта из оставшихся рукописей 30-х годов В. М. Пудавова. Новочеркасск, 1895.
  4. Котельников, Е. Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня. — Новочеркасск: Типография Области Войска Донского, 1886.
  5. Краснов, Н.И. Военное обозрение земли донского войска.СПб.,1870.v
  6. Броневский, В. История Донского Войска. Описание Донской Земли и Кавказских Минеральных Вод. Ч. III. СПб., 1834 г. С.157.
  7. ПМА. ст.Кривянская. Инф. Пивоваров В.Г. г.р.1925.
  8. Новоселов, Н.П. Военные игры русского народа и их отношения к эпохе военной демократии. М., 1948.
  9. Соколов, А. Начертание правил фехтовального искусства. СПб., 1843.
  10. Гладков, В. Фехтование на шашках и пиках. СПб., 1893.
  11. Систематический указатель постановлений, вошедших в сборники правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1865-1895 года. Т.2.Ч.3. Отд.44-48. СПб., 1897.
  12. 1 ГАРО.Ф.344.Оп.1.Д.333.Л.3.
  13. Положение об управлении Донского войска. Ч.1,2,3. СПб., 1835.
  14. Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII‑XVIII столетиях. Исторический очерк. Новочеркасск, 1892.
  15. Мишарев, А.Ф. Сборник узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей станиц области Войска Донского, об их управлении и о поземельном устройстве. Новочеркасск, 1913.

16.Потоцкий, Я. Путешествие в Астрахань и окрестные страны. // Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. (сост. В.А. Алексеев). / Сталинград, 1936.

  1. ГАРО. Ф.55.Оп.1.Д.197.Л.218.
  2. Рыблова, М.А. Кулачные бои у донских казаков // Дикаревские чтения. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур северо-западного Кавказа за 2000 год. Материалы региональной научной конференции. Краснодар, 2001. С. 83-88.
  3. Панченко Г.К. История боевых искусств. Россия и ее соседи. М.,1997.
  4. Ригельман, А. История о донских казаках. ‑ Ростов-на-Дону, 1992.
  5. ГАРО. Ф.344.Оп.1.Д.361.Л.21-22.
  6. ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д.4437.

Опубликовано: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (V Токаревские чтения). Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Альтаир, 2016. С.19-29.

При перепечатке ссылка на сайт dikoepole.com обязательна.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s