Сакральное пространство в ментальности донских казаков.

Изучая традиционную культуру донского казачества, исследователь каждый раз сталкивается с проблемой целостного понимания этого феномена. В рыцарскую эпоху своего бытия казак существовал только как военный человек. Вся его жизнь определялась смыслами агонального пространства культуры, куда входили оружие, конь, борьба, казачий круг, боевой поход, гульбище. В дальнейшем, после того как казачество оформляется в сословие, расширяется смысловые значения казачьей культуры. В нее, вместе с переселенцами из России и Малороссии, привносятся элементы земледельческой восточнославянской культуры. Две основы – военная и земледельческая определяли ментальность донского казака, при доминирующем значении первой. Под ментальностью вслед за Ж.Дюби, мы будем понимать систему образов, которые лежат в основе представлений человека о мире и своем месте в нем (1, с.192). Явно, что такая система может быть только символической. Эти символы не всегда четко определены в сознании человека, могут представлять собой полисемантическое явление, которое мы именуем символической формой. Например, такими формами могут быть Конь, Оружие, Борьба выражаемые как акционально (действие, навыки обращения), вербально (фольклорные жанры: сказки, песни, былины) или реально в качестве вещного или материального предмета (2, с.3). Находясь в потенциальном или актуализированном состоянии, эти формы составляют картину мира казака, причем актуализация их происходит в пространстве ритуала. Например, в календарных праздниках и обрядах (воинские состязания, обряды кулачного боя на Святки, Масленицу или Троицу), при военно-траурных обрядах, напоминавших древнеславянские тризны (как, например, в станице Раздорской), при проводах казака на службу, или в свадебной обрядности и т.п. Ритуал преобразовывал хаотическое состояние мира, упорядочивал мир и в прямом и переносном смысле слова, он создавал сакральное пространство порядка, которое, на наш взгляд, осмысливалось человеком через пространственно-временную символику, так как сам ритуал имел темпоральные и локативные границы, образуя некий священный хронотоп, ойкумену этноса. В границах этого хронотопа происходило формирование ментальности казака. В данной статье попытаемся определить некоторые особенности сакрального пространства в культуре донского казачества.
Сакральное пространство создается древнейшими стереотипами поведения, которые являлись или следствием освоения нового, неизвестного пространства или нового времени, или нового статуса. Все, что было новым, неизвестным несло на себе отпечаток хаотического, разрушающего, чужого и следовало его сделать «своим». Создается порядок (по уже известному архетипу) и таким образом осваивается жизненное пространство. Это хорошо видно на материалах Задонья, чья колонизация приходилась на XIX – XX вв. «Старикам понравились степи из молока и меда. Построили землянки, определили молельный дом, место для кладбища, так как людей умирало в первый год очень много» (3). Приехав на р.Мечетка, переселенцы выкопали землянки и первым делом заложили церковь (4,с.9-10). Два сакральных центра имеет хронотоп – церковь и кладбище (погост), при отсутствии церквей кладбище остается единственным местом всеобщего почитания. По-видимому, оно же является и древнейшим местом ритуального бытия. В дальнейшем эти два центра или совпадают, или погост переносится на периферию хронотопа: за реку, мост, на какую-нибудь возвышенность (чаще всего на курган), что является еще одним показателем сакрального центра. Так в с. Светлоречном кладбище называется Турчановкой и находится за рекой на возвышенности. Когда человек умирает, говорят «пошел на Турчановку, грехи сдавать» (5). Интересно, что сами курганы осмысливались или как могилы или как сторожевые турецкие курганы. В связи с этим следует отметить, что каменные изваяния, которые обнаруживали местные жители на курганах, устанавливались вдоль шляха, использовались вместо столбов ограды. В селе Лежанки, в конце ХIX в. один кулачный боец использовал изваяние в качестве снаряда для отработки ударов (6). На курганах проходили кулачные бои в х.Вислом Семикаракорского района. На кургане, как и вообще на кладбище мог заночевать осторожный путник (5). Подобные мотивы известны по фольклорному материалу (14,С.13).
Вблизи сакральных центров проходили обрядовые действия, не по-следнюю роль при этом могла играть река – как пограничная зона, дорога в иной мир, символизирующая течение времени, вечность и забвение (7). Трубачев О.Н. считал, что славянский рай был отделен от мира живых водной преградой. «Возможно, поэтому славяне называют мертвецов навьими, то есть погребенными в лодке» (8,с.173). По-видимому, навьи – это чужие мертвые, в отличие от своих – «дедов». На реке боролись «на ламка», бились на кулачки, проходили катания на санях на Масленицу, на троицу парни и девушки пускали венки или, как в станице Мечетинской, маленькие лодочки, гадая о своей судьбе. Пограничным местом в обрядовой культуре выступали степь и лес, как естественные границы хронотопа. Причем лес являлся непроницаемой преградой для пришельца-чужака, входом в царство мертвых, где обитают души умерших (9,с.122). В славянской мифологии с лесом связан образ Бабы-Яги – хозяйки зверей и мира мертвых. В донском фольклоре ей очень близка Лобаста – «первая в степи хозяйка, над зверьми начальница» (10,с.122). Степь, поле присутствуют в заговорах, по ним пролегает путь-дорожка не просто на «тот» свет, но к сакральным помощникам, которые помогают одержать победу и сохранить жизнь воину. С.Номикосов упоминал о кулачных боях проходивших возле станицы Верхнекундрюченской в лесу. По данным информаторов подобные поединки имели место на Цыганском лугу – месте нечистом, связанном с появлением мертвецов, навьих. В подобных местах наблюдались поединки – бои своих предков с навьими — чужими.
В процессе ритуальной практики происходит и конструирование хронотопа. Таким сконструированным элементом является круг. Круг в донской культуре может являться местом сбора казаков, местом боя, игры, хоровода и танцев, служить защитой от нечистой силы. Круг, как бойное место, известен с глубокой древности. Некоторые исследователи возводят его к шаманскому камланию перед охотой на зверя (11.с.87). Если обратиться к семантике кулачного боя как обряда, то можно видеть, что круг выделяет место боя в пространстве как сакральное, оно ограничивает зону порядка в мире хаоса, как круг оберег от нечистой силы, только в первом случае он образовывался зрителями боя. Выделенное пространство существовало в пограничных зонах, на стыках Своего и Чужого миров, Этого и Того света. Так, бои проводились на перекрестках дорог, на погостах, курганах, колдовском месте, на льду реки, где отмечалось бойное место, как в станице Мечетинской, на поле, за околицей как в станице Егорлыкской. Поединщики, заканчивая бой, знали, за кем осталось поле или кто «унес» круг. В кругу происходило столкновение двух сил, двух начал мира, говоря стихами Голубиной книги – Кривды и Правды, обернувшихся то волками, то чудесными птицами, вот только где Правда и где Кривда становилось ясно после боя. Победивший, взявший круг был первым, он центрировал мир как мировая ось, мировое дерево. Пролитая кровь во время боя ритуально оправдана. «Гулять – так гулять, а драться – так драться до крови» — говорили в станице Мечетинской. Тот, кто побеждал, пользовался не только почетом и уважением, что повышало его социальный статус (и сейчас по фамилиям вам перечислят известных кулачных бойцов), он устанавливал мировой порядок и был его хранителем. Души предков, которых он призывал, хлопая в ладони перед боем, являлись свидетелями благополучия общины, а навьи изгонялись на тот свет. Хлопок, как и свист, нес в себе сакральное значение. В детской игре «в ладушки» взрослый, играя с ребенком, приговаривает: «Ладушки, ладушки, где были? – у бабушки. Что там ели? – Кашку. Что там пили? – Бражку. А что на закуску? – Салат да капустку. Шу, шу – полетели, на головку сели». Здесь перечислены компоненты ритуальной поминальной трапезы. Ладушки, как птицы-предки, щуры отправляющиеся на «тот» свет и благословляющие потомка. В кулачках скрещенные ладони в элементе защиты назывались голубцы.
Подобные бои несли и социализирующую функцию, когда молодик побеждал соперника, входя в состояние сакральной одержимости (расходились, плечики, размахались рученьки, разгорелось буйно сердце). Подобное состояние позволяло казаку выживать в неравном бою, быть психологически крепким, а значит ставшим взрослым. Интересно, что победитель был сравним с мировым деревом и в заговорах на кулачный бой. Так, в у Л.Н. Майкова «стар матер муж рубит булатным топором сырой дуб крековастый», а у А. Можаровского в заговоре, у Матушки Пресвятой богородицы просится «с небес дуб-камень мясо варить, кости и тело залить; тело мое затверди, и буди аки дерево, кости железны, голова чугуна, руда моя медна» (12), а это все эпитеты мирового дерева.
Итак, сакральная территориальная структура была наполнена сакральными символами, которые могли «говорить» своим языком лишь в священное время, в профанное они были обычными вещами и предметами. В праздничное время, когда наступало мифическое время первотворения, перед индивидом разворачивались действия в символическом пространстве, — пространстве целеполагания смыслов, где символ допускает сложившиеся ранее нормы и предписания и задает ориентир создания новых. Стихии Коня, Оружия и борьбы соединяются воедино, актуализируя агональное пространство, и человек, вовлеченный в обряд системой правил и норм, «считывает» смысловые единицы.
Указанные выше символические центры пространственно-временного континуума организовывали социальное пространство от территории всей общины, до пространства дома, и духовного пространства человека. Ментальность казака организована сакральной геометрией пространства, хотя упорядоченность ее проявляется в моменты Праздника, боя-битвы (как ритуального, так и реального). В связи с этим интересно отметить казачью молитву перед сном, в которой говорится: «Ложусь спать – на Божью печать. Ангел в окне, сам Господь в дверях. Дух Святой с нами посреди храма. Аминь» (13). Здесь, вербальная формула охранительной молитвы собирает воедино смыслы порядкообразования. О том же повествуют заговоры на войну или кулач-ки.
Таким образом, символика сакрального пространства позволяет нам глубже понять ментальность донского казачества, увидеть какие символы определяют его, какие центрируют само пространство. Церковь, храм увязывают казака с Богом – Царем Небесным, погост, высокий курган – с предками-дедами, создателями казачьей славы; река как граница и дорога в иной мир, тесно переплетена с Тихим Доном, куда и после смерти стремится душа казака. Ментальные образы отпечатываются не только в сознании людей, но и в окружающем мире. Одни из них были связаны с организацией пространственных границ, установлением центра соединяющего человека с Тем светом, а другие устанавливали порядок во временном срезе и приурочивались к календарным праздникам и обрядам.

Литература
1. Сикевич З.В., Крокинская О.К., Поссель Ю.А. Социальное бессознательное. СПб., 2005.
2. Яровой А.В. Агональное пространство культуры. Рубикон.№24. Ростов н/Д., 2003. С.3
3. Полевые материалы автора (далее ПМА). 1998. Инф. Романько Е.Ф. г.р. 1912. Село Светлоречное
4. Забегайлов Г.И. Земля, на которой живешь. История станицы Мечетин-ской с конца XVIII до 90-х годов ХХ века. Зерноград, 1994. С.9-10.
5. ПМА. 1997. Инф. Цыбина С.И. г.р. 1913. Село Светлоречное.
6. ПМА. 2005. Инф. Корнеева В.И. г.р. 1928. Село Средний Егорлык.
7. Топорков А.Л. Река // Славянская мифология. М., 1995. С.383.
8. Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян. М., 1991. С.173.
9. Чистяков В.А. Представления о дороге в загробный мир в русских похоронных причитаниях ХIХ –ХХвв.//Обряды и обрядовый фольклор. М., 1982. С.122.
10. Лобаста // Казачьи сказки. Сост. В. Когитин. Волгоград, 1992. С.118.
11. Грунтовский А.В. Русский кулачный бой. История, этнография, техника. СПб., 2001. С.87.
12. Майков Л.Н. Великорусские заклинания. СПб., №328.
13. ПМА. 1998. Инф. Романько Е.Ф. г.р. 1913. Село Светлоречное.
14. «Ой, воздалече было, воздалеченко»//Листопадов А.М. Былинно-песенное творчество Дона. Ростов-на-Дону, 1948.

Яровой А.В.

2 responses to “Сакральное пространство в ментальности донских казаков.

  1. Любый мой братушка, при всём моём уважении к статье о казачьей сокральности и духовных традициях необходимо рассматриватьказаков как древний народ с глубокими духовными смыслами и традициями. Пора казакам уходить от навязанной иноземцами теории о казаках как беглых холопах и землепашцах. Изучайте казачьи летописи и устные предания, труды казачьего историка Е. Савельева и других независимых от «библейцев» авторов. Пора уходить от навязанной Ис Тории, пусткай Тору изучают те кому это надо.

  2. Духовная жизнь старых казаков была очень далека от христианских идеалов.Казачий Круг проходил на майдане и обязательно под старым дубом. Дуб, как символ древнего славяно-арийского Бога-война Перуна, во всех делах был рядом с казаками и благословлял их на битвы. Казачьи предки-деды всегда были рядом с молодыми и почитались как хранители казаков и казачьего братства. Любой казак попав в беду знал, что его не бросят, с ним всегда рядом его предки и они не оставят его в беде. Ночью, звёзды на небе воспринимальсь казаком как глаза его дедов и прадедов, которые видят его и всегда помогут. Приходящих на Дон попов казаки топили или отправляли туда откуда пришли. Отправляясь в военный поход или дальний путь казак брал с собой горсть родной земли взятой из под родимого крыльца по которому ходили его деды. Таким образом считалось что родная Мать-Сыра Земля весь его казачий род будет всегда рядом с ним и они не дадут пропасть казаку. Казаки всегда были народом-войном и потому старые казаки свято верили в покровительство родный стихий и силу казачьего Рода, построенного на нерушимом казачьем братстве. Несокрушимая Вера, Совесть, Любовь и Воля делала казаков непобедимыми войнами, жившими в гармонии с родными степями и древними курганами. Свою святыню -Дон, казаки называли не иначе как наш Батюшка Тихий Дон Иванович.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s